Иммиграция примеры: Sorry, We didn’t find what you were looking for

Содержание

bab.la Фразы Иммиграция

Увеличите свой словарный запас

Наш разговорник по вопросам иммиграции и эмиграции разделен на несколько подкатегорий, чтобы помочь вам быстрее ориентироваться в нем и находить нужные переводы тотчас. Переезд заграницу — это сложная задача, и даже если вы можете пользоваться английским как универсальным языком во многих странах, вы можете затеряться в важном разговоре, который вы не хотите понять неправильно. Если у вас трудности с языком выбранной страны, и ваше контактное лицо не может вам помочь, мы можете столкнуться с ненужными проблемами и непониманием.

Шаг за шагом наши фразы проведут вас через различные ситуации, в которых почти все переселенцы находят себя в определенный момент их процесса переселения. Вы получите всю информацию о том, что сказать, когда вы впервые въезжаете в город, фразы, которые понадобятся при регистрации в городском муниципалитете, как объяснить, где вы живете или каково ваше семейное положение. Вы также можете прочитать о том, как получить страховку, подать заявление на визу или узнать о ваших водительских правах.

Также вы можете найти предложения для первого похода в банк или в другой институт финансов. Они научат вас, как открывать банковский счет, попросить кредитную карту или заявить об украденной. В большинстве стран вы не можете получить работу или снимать квартиру, если у вас нет банковского счета в стране пребывания. Это очень важно — найти время и открыть счет в банке, который подходит вашим требованиям.

Неважно, переехали вы из-за учебы или работы, у нас есть предложения, которые проведут вас через формальности, которые учеба или работа влекут за собой. Если вы учитесь — как узнать о доступных курсах или стипендиях; если вы работаете — как понять контракт, договориться о зарплате или поговорить о налоговых декларациях. Даже если курсы преподаются на английском и офисный язык — английский, вы обязательно столкнетесь со словами, которые будут характерны для языка страны, в которую вы переехали. Эти термины будут в контрактах, в обозначениях или просто попадутся в разговоре, если ваше контактное лицо не знает перевода конкретного слова. Убедитесь, что вы готовы столкнуться с неизвестным и организовать себя так, чтобы разрешить любую из этих ситуаций успешно.

Наконец, у нас есть все предложения, которые могут понадобиться вам в более особенных случаях, таких как переезд заграницу с вашими питомцами или подача заявления на пособие по нетрудоспособности в вашей новой стране.

TempWork400

Виза для Временной Работы и Краткосрочной Профессиональной Деятельности (Подкласс 400)

Этот тип визы предназначен для тех, кто собирается в Австралию для:

  • краткосрочной профессиональной деятельности на нерегулярной основе
  • участия в культурных, спортивных или социальных мероприятиях по приглашению австралийских организаций, а также
  • (в особых случаях) участия в деятельности в интересах Австралии. ?

Период пребывания в Австралии по этой визе – до 3-х месяцев (в особых случаях до 6-ти при предоставлении документов, доказывающих такую необходимость).

Кто может подавать на визу Подкласса 400:

  • Спортсмены, участвующие в соревнованиях или спортивных события, а также лица, официально их сопровождающие (тренеры, врачи и т.д.)
  • Участники соревнований, конкурсов и мероприятий в различных областях
  • Лекторы
  • Специалисты, приглашённые для преподавания мастер-класса
  • Журналисты, фотографы, художники, авторы
  • Специалисты (в том числе работающие по контракту), приглашённые для однократных узкоспециализированных работ
  • Няни, работающие в семьях, сопровождающие несовершеннолетних детей во время туристической поездки семьи-работодателя.

Примеры событий для тех, кто подает на визу Подкласса 400: тренинги, мастер-классы, спортивные соревнования, другие конкурсы, конференции и религиозные события.

Другие примеры того, когда можно подавать на визу Подкласса 400:

  • Если Вы собираетесь участвовать в организации / постановке события (концерта, фильма, фестиваля и т.п.), которое не будет проходить или демонстрироваться в Австралии
  • Если вы собираетесь участвовать в рекламной акции, например:
    • Актёры, приглашённые на премьеру кинофильма
    • Музыкальная группа, приглашённая в рекламный тур по Австралии (но без выступлений).

 Основные требования для заявителей, подающих на визу Подкласса 400:

  • Необходимо документально подтвердить наличие профессиональных квалификаций или опыта работы, соответствующих цели поездки
  • Необходимо предоставить приглашение от австралийской организации
  • Виза не может использоваться для обучения в учебных заведениях Австралии

Виза не предназначена для:

  • Прохождения стажировки. Подходящая для этой цели виза – Подкласс 402 Training and Research visa (subclass 402).
  • Публичных концертов и выступлений в Австралии в качестве артиста или в другом качестве, а также сопровождающих лиц; участие в мероприятиях и подготовка мероприятий, которые будут проходить или демонстрироваться в Австралии (например, фестивали, театральные и кинопостановки, телевизионные и радио шоу, концерты или звукозаписи). Подходящая для этой цели виза – Подкласс 420
    Temporary Work (Entertainment) visa (subclass 420)
    .

Подробную информацию о визу Подкласса 400 можно посмотреть на сайте Департамента Иммиграции и Защиты Границ: http://www.border.gov.au/visas/Pages/Temporary-Work-(Short-Stay-Activity)-visa-(subclass-400)-document-checklist.aspx

пример США – тема научной статьи по политологическим наукам читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

Е.А. Канаев, Д.А. Кочегуров

Иммиграционная политика в XXI веке: Пример США

Аннотация. В последние десятилетия иммиграционная политика Соединенных Штатов претерпела существенные изменения. Белые англосаксонские протестанты стали группой, которой американский истеблишмент уделяет меньше всего внимания. Доля этой группы постепенно сокращается, что в будущем может отразиться на американской национальной идентичности и политическом кредо. В статье проанализированы некоторые работы, касающиеся этой проблемы, и предложены возможные пути предотвращения кризиса идентичности в США.

Abstract. In recent decades, the US immigration policy has undergone dramatic changes. Anglo-Saxon Protestants have become a group attracting little attention of the US Establishment. The ratio of this social strata gradually decreases, which in the future may affect the US national identity and its political motto. The article analyzes several papers in this field and outlines possible ways to prevent the US identity crisis.

Ключевые слова: иммиграция, нелегальная иммиграция, латиноамериканцы, США, белые англосаксонские протестанты, национальная идентичность, ассимиляция, американизация, Мексика, Трамп.

Keywords: immigration, illegal immigration, Latin Americans, the USA, White Anglo-Saxon Protestant (WASP), national identity, assimilation, americanization, Mexico, Trump.

Борьба с нелегальной иммиграцией из стран Латинской Америки (прежде всего соседней Мексики) являлась одним из предвыборных обещаний Д. Трампа, которое новоизбранный президент трансформировал в полноценную программу, так как в силу американской политической традиции данные кандидатом предвыборные обещания не принято полностью игнорировать или забывать. В случае же если американское общество смирится с их невыполнением, то его институты, например СМИ, не позволят этого сделать [Журбей, 2015, с. 78]. Вскоре после выборов в первом же интервью Трамп еще раз подтвердил серьезность своих намерений и пообещал депортировать из страны от 2 млн до 3 млн нелегальных иммигрантов, имеющих связь с криминалом [Trump’s wall.., 2016]. Через пять дней после инаугурации, 25 января, президент подписал указ об усилении охраны государственной границы и ужесточении миграционной политики [Border security.., 2017]. Как заявил Трамп, в течение нескольких месяцев должно начаться строительство стены на границе с Мексикой [Saenz, 2017]. Городам, которые отказываются выдавать иммигрантов федеральным властям, пригрозили прекращением федерального финансирования, а мексиканскому правительству в случае отказа сотрудничать — запретом на денежные переводы мексиканских мигрантов. Разумеется, президент Мексики осудил эти заявления и пообещал, что его страна не будет платить за возведение стены.

Протяженность американо-мексиканской границы — 3145 км. Уже имеющиеся заградительные сооружения начали возводить при У. Клинтоне — для борьбы с наркотрафиком и, как он заявил в 1993 г., организованной контрабандой людей. Сегодня совокупная длина имеющихся заградительных стен составляет 1078 км — около трети всей границы. Основная часть этих сооружений была построена после того, как Дж. Буш подписал Закон о безопасности границ 2006 г. (Secure fence act), предполагавший строительство заграждений протяженностью более 1100 км. Правда, из-за высокой стоимости проекта (6 млрд долл.) строительство не было доведено до конца. Трамп планирует построить еще около 1600 км [Сапронова, Гаврилко-Алексеев, 2017]. Хотелось бы верить, что это не столько обещания, исполнение которых позволит ему отчитаться

перед электоратом о некотором сокращении числа иммигрантов в США, сколько элемент борьбы с, пожалуй, главным цивилизаци-онным вызовом современности, стоящим перед США, как, впрочем, и перед Европой, — с угрозой, вызванной глобализацией.

Современная мексиканская иммиграция представляет существенную проблему для Соединенных Штатов. Процесс трансформации американского общества под влиянием все увеличивающегося потока иммигрантов не имеет прецедентов в американской истории. Не случайно Самюэль Хантингтон, в 1996 г. предсказавший миру столкновение цивилизаций на базе этнокультурного разделения, спустя некоторое время обратился к проблеме собственно американской самоидентификации в книге «Кто мы? Вызовы американской национальной идентичности» [Huntington, 2004]. Главные тезисы этой книги, которые стоило бы взять на заметку американскому истеблишменту, — колоссальное значение англопротестантского наследия Америки и необходимость сохранить и укрепить американскую идентичность, основанную на этом наследии. В конце книги Хантингтон предлагает три возможных сценария изменения американской идентичности [Huntington, 2004, p. 362-365].

Первый сценарий — космополитическое, открытое общество, где многообразие становится приоритетом. Пожалуй, выбор именно этого пути может стать для США неудачным, если не роковым, так как массовая иммиграция через «прозрачные» границы может коренным образом изменить демографическую ситуацию в Соединенных Штатах, которые при этом трансформируются из нации западноевропейского большинства в нацию меньшинства, что положит конец доминированию того сообщества, которое когда-то основало эту страну. Как утверждает директор Общественного научно-исследовательского института по делам религий (Public Religion Research Institute, PRRI) Роберт П. Джонс в своей книге «Конец белой христианской Америки», белым останется только смириться с потерей доминирующего положения и искать свое место в новом обществе в роли меньшинства [Jones, 2016]. Этот пессимистический взгляд отражен в ряде публикаций в СМИ (см., напр.: [Sides, 2016]).

Второй сценарий — имперский: Соединенные Штаты переделывают мир под американские ценности, пересоздают его, изменяя доминирующую культуру принимающих их обществ, оставаясь в основе своей по-прежнему англопротестантской страной. Данный путь предполагает стержневую англопротестантскую культуру и определяемое ей политическое кредо.

Третий сценарий — национально-патриотическая альтернатива. Поддержку на этом пути способна оказать религия, к которой можно апеллировать в поисках национальной идентичности, единства, солидарности, сплоченности. На этом пути у Соединенных Штатов неплохие шансы, так как американское общество (прежде всего — в штатах «Библейского пояса» на юге) более религиозно, чем многие европейские народы.

Алексис де Токвиль в 1831 г., спустя два века после проповеди Джона Уинтропа написавший книгу «Демократия в Америке», считал, что американский пуританизм стал результатом слияния двух совершенно различных начал, которые в США удалось соединить, — приверженности религии и духа свободы (см.: [Киссинджер, 2015, с. 512]). Де Токвиль, кроме того, полагал, что религию следует считать первым политическим институтом США, так как религиозная вера американцев лучше любых институтов поддерживает моральную самодисциплину и ставит мощный заслон анархии [Токвиль, 1992, с. 388-389].

По мнению С. Хантингтона, потребность в решительных действиях назрела, поскольку в результате увлечения американских элит доктриной мультикультурализма и проведения соответствующей государственной политики на глазах происходят изменения, которые, если их не остановить, могут превратить Соединенные Штаты в разделенное общество [Huntington, 2004, p. 143].

Основной движущей силой нового тренда выступают латиноамериканские, прежде всего мексиканские, иммигранты с юга. С. Хантингтон выделяет шесть главных признаков, которые отличают иммиграционный процесс в США от аналогичных процессов в других государствах [Ibid., p. 222-229].

Первая отличительная особенность иммиграции из Мексики в США — географическая близость доминирующего «источника

иммиграции», страны, имеющей с США общую границу в две тысячи миль, беспрепятственное пересечение которой нивелирует само понятие государственной границы. Никакая другая развитая страна не имеет сухопутной границы со страной развивающейся (а в некоторых аспектах — и страной Третьего мира). Таким образом, уникальность сложившейся ситуации — в огромной разнице в экономическом развитии США и Мексики: неравенство в доходах на душу населения в этих странах на момент написания Хантингтоном его книги (2004) было самым большим среди всех стран, имеющих общую сухопутную границу. Сейчас ВВП на душу населения в США и Мексике различается примерно в 6 раз: США на 14-м месте (56 180 долл.), Мексика на 89-м (9040 долл.) [Gross national.., 2017, p. 1-2]. По такому важному показателю, как индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП), Мексика — на 77-м месте, в то время как США делят 10-е место с Канадой [Human development.., 2016, p. 271].

Вторая характерная черта иммиграции — массовость. Для мексиканцев отъезд в США и возвращение к себе на родину не сопряжены с большими трудностями. Поэтому после либерализации миграционного законодательства США в 1965 г. иммиграция из Мексики неуклонно возрастала. Она отличается от предшествующих волн иммиграции тем, что так называемые «hispanics» (испа-ноязычные, латиноамериканцы) говорят в основном не на английском языке.

Наряду с легальной растет также и нелегальная иммиграция. Нелегальность — третья отличительная особенность американского случая. Долгое время нелегальная иммиграция в США была практически невозможна. Но закон об иммиграции 1965 г., изменения в логистике, а также расширение активно действующего в США мексиканского лобби в корне изменили ситуацию. Согласно официальной статистике, в 2015 г. из Мексики в США переехали 11 млн 643 тыс. человек, или 26,9% от общего числа иммигрантов. Из Индии — второй по величине потока иммигрантов стране — переехали только 2 млн 390 тыс. человек [Largest.., 2015]. Уже в 2012 г. 6 млн 720 тыс. иммигрантов из Мексики прибыли нелегально — почти на 6 млн больше, чем из Сальвадора, занимающего второе место по

числу нелегальных иммигрантов в США (всего 690 тыс.) [Baker, Rytina, 2013, p. 3]. То есть фактически термины «мексиканская иммиграция» и «нелегальная иммиграция» с полным правом могут считаться синонимами.

Четвертая особенность мексиканской иммиграции в США -региональная концентрация иммигрантов. При этом чем больше этноконфессиональное, культурно-языковое родство определенной группы иммигрантов, тем медленнее и тяжелее происходит их ассимиляция. Необходимое условие любой ассимиляции — дисперсия многообразного иммиграционного потока; исторически именно такая тенденция превалировала в Соединенных Штатах. «Hispanics» же в подавляющем большинстве остаются в юго-западном регионе США. Но были и случаи «испанизации» некоторых северо-восточных американских городов. В начале 2000-х годов «hispanics» (прежде всего пуэрториканцы) составляли большую часть населения Хартфорда (третьего по численности населения города в штате Коннектикут): это было крупнейшее испаноязыч-ное сообщество за пределами тех крупных штатов, где его представители традиционно предпочитали селиться, — знак грядущих перемен.

Пятая характерная черта латиноамериканской иммиграции -постоянство. Предыдущие иммиграционные волны со временем теряли напор и сходили на нет, но нет никаких признаков того, что нынешний весьма значительный приток иммигрантов пойдет на убыль, поскольку условия, порождающие его, скорее всего, будут сохраняться еще долгое время.

Последствия же латиноамериканской, и прежде всего мексиканской, иммиграции в США таковы. Во-первых, демографические показатели свидетельствуют о самовоспроизводстве латиноамериканского населения, рейтинг рождаемости в латиноамериканских семьях выше, чем у белых. Во-вторых, чем многочисленнее становятся сообщества иммигрантов, тем меньше затруднений с размещением и адаптацией испытывают новые приезжие (эффект «цепной иммиграции») и тем труднее становится властям контролировать и регулировать иммиграцию политическими средствами, а также выдерживать давление лидеров требовательных меньшинств.

В-третьих, поскольку испаноязычное население юго-западных штатов быстро пополняется, иммигранты не успевают ассимилироваться. Для новых иммигрантов ассимиляция — не категорический императив, и при сохранении нынешнего уровня мексиканской иммиграции «трансфера» идентичностей, подобного тому какой претерпели предыдущие группы иммигрантов, у мексиканцев наверняка не произойдет.

То есть ассимиляция перестает быть синонимом американизации, она принимает новые формы и наполняется новым содержанием. Разумеется, это касается не всех, а только одной, вполне конкретной группы иммигрантов. Некоторые из них предпочитают частичное внедрение в базовую американскую культуру. Другие выбирают полный отказ от ассимиляции в пользу сохранения на территории США социокультурных институтов общества той страны, откуда они приехали. Аналогичный выбор когда-то сделали немецкие иммигранты, основавшие свою «маленькую Германию» в США. И действительно, в самом «немецком» городе США, столице Огайо Коламбусе, германское влияние сразу заметно не только в архитектуре, но даже в обычаях горожан — американцев немецкого происхождения. Сегодня потомки немецких колонистов -крупнейшая этническая группа в США (более 40 млн человек, почти половина населения Германии), треть этнических немцев в мире [[еггеа1:, 2013]. Однако, поскольку этноконфессионально немцы намного ближе англосаксонским протестантам, чем латиноамериканцы, Америка приняла их, поглотила и не заметила — такова стандартная транснациональная модель диаспор «полуселенцев» с двойными лояльностями, идентичностями и гражданством. В случае же с испаноговорящими иммигрантами американский «плавильный котел», похоже, дает трещину.

И, наконец, шестая особенность мексиканской иммиграции, на которую указывает С. Хантингтон, — историческая память. Мексиканцы прибывают из страны, с которой Соединенные Штаты воевали в 1846-1848 гг. и по итогам которой Мексика отдала США те самые территории, где сегодня в массе своей и проживает испа-ноязычное население, как бы заново осваивая потерянную когда-то землю. Невольно встает вопрос о степени лояльности иммигрантов

по отношению к федеральному правительству. Как показывает история, территориальный конфликт становится возможен, когда население одной страны начинает воспринимать часть другого государства как свою собственность и предъявлять территориальные претензии.

Книга С. Хантингтона вызвала неоднозначный отклик в американском обществе. Хантингтон недвусмысленно заявляет, что иммиграция из Мексики представляет собой угрозу национальной идентичности и единству и может вызвать «культурную бифуркацию». Некоторые критики сочли такую позицию расистской и алармистской, а идеалы и ценности, которые отстаивает Хантингтон, — ограниченными и довольно абстрактными. Они отмечали, что интернационализм — это мощный ресурс, а мультикультура-лизм является частью успешного демократического эксперимента. При всех недостатках интернационализма как политической теории абсурдно говорить, что эта теория антизападная [Menand, 2004]. Другие, напротив, указывали, что Хантингтон, который «по старинке» думает о либералах как о приверженцах старого американского вероучения, распространяющих, однако, свои универсальные принципы слишком далеко и наносящих тем самым ущерб национальным культурам, не понимает, что современные либералы вообще игнорируют старую американскую культуру и отвергают американское кредо, вокруг которого она изначально сформировалась [Kesler, 2005]. Третьи нашли ответ Хантингтона на реальные вызовы нового столетия неконструктивным, поскольку в его анализе отсутствовали какие-либо конкретные политические рекомендации, как быть и что делать. По их мнению, Хантингтон, выступая с общей критикой иммиграционной политики Америки, игнорирует позитивные стороны политики мультикультурализма -то полезное, что иммигранты могут привнести в американское общество [Johnson, Hing, 2005].

Для сравнения, известнейший американский политолог Джозеф Най объясняет, что иммиграция есть ресурс, преумножающий «мягкую» силу США. Люди переезжают в США с желанием продвинуться по карьерной лестнице. Най приводит слова одного из создателей сингапурского «экономического чуда» Ли Куан

Ю, который утверждал, что Китай не превзойдет Соединенные Штаты как ведущую державу XXI в., ссылаясь на способность США привлекать лучшие, блестящие умы и встраивать их в свою многообразную культуру [Най, 2010]. В противовес С. Хантингтону, Дж. Най полагает, что Америка всегда была страной иммигрантов, переселенцев из других мест (за исключением небольшой группы коренных американцев) [Най, 2012].

Однако с точкой зрения Дж. Ная можно не согласиться. При всем этнокультурном разнообразии в любой стране обязательно должен сохраняться стержневой этнос или группа близких друг другу национальных сообществ, которые в процентном соотношении должны составлять как минимум более половины населения. США исторически были страной не иммигрантов, а поселенцев, причем поселенцев, близких друг другу этноконфессионально, -североевропейских протестантов. В первую очередь, это были, конечно, англичане, основавшие 13 британских колоний в Северной Америке, которые в 1776 г. подписали Декларацию независимости. Новый Амстердам (с 1664 г. Нью-Йорк) в 1626 г. стал столицей голландских владений в Северной Америке. Делавэр был основан шведами в 1638 г. Пенсильвания, хоть и была основана в 1682 г. английским квакером Уильямом Пенном, вскоре полюбилась немецким колонистам. Именно в Пенсильвании находится один из самых экзотических уголков Соединенных Штатов — «Край пенсильванских немцев», жители которого проповедуют возвращение к древним истокам, вечным ценностям, смирению, не пользуются электричеством, передвигаются на лошадях и повозках, а одеваются по моде XVIII в. [Мордвинов, 2017].

Разница между поселенцами и иммигрантами в том, что первые покинули европейский континент и устремились в Америку в поисках религиозной свободы, духовного спасения, желая построить новое, собственное, идеальное общество-образец, живущее в соответствии с пуританскими принципами, отличными от убеждений, получивших распространение в тех странах Старого Света, которые они покинули. Свою миссию поселенцы-пуритане видели в создании «Города на горе» (ср. Мф. 5:14) — так называемого «Американского Израиля», или «Нового английского Иерусалима»,

кульминации исторического процесса. Они пришли в Новый Свет с мыслью, что их колонии должны стать возвышенным примером для погрязшего в грехе, хаосе и разврате Старого Света. Что же касается иммигрантов, то они просто переезжают из одной страны в Другую в поисках места с более высоким уровнем жизни, стремятся воспользоваться американской системой социальных гарантий и благ, не создавая ничего нового и пользуясь уже готовым. Сам термин «иммигрант» появился в Америке в конце XVIII в. именно для того, чтобы отличать новоприбывших от «коренного населения» [Stone, 2015].

Таким образом, США изначально были достаточно однородной страной с точки зрения своего этноконфессионального состава. По словам известного «либерального ястреба» Майкла Линда, Соединенные Штаты были государством, основанным на англо-американо-протестантском национализме, который свел воедино вопросы национальной принадлежности, религии и политики [Lind, 1995, p. 46].

Сегодня США по-прежнему остаются западной нацией, этно-конфессиональное ядро которой формируют так называемые WASP (White Anglo-Saxon Protestants — белые англосаксонские протестанты). Тем не менее на сегодняшний день ввиду увлечения демократов политкорректностью и правами национальных меньшинств именно WASP — наименее защищенная от дискриминации социальная группа в США. Начало такому развитию ситуации положил указ о «позитивной дискриминации» (affirmative action), подписанный Дж. Кеннеди в 1961 г., согласно которому правительственные подрядчики должны были предпринять усилия, направленные на обеспечение полного и всеобщего равенства работников вне зависимости от расы, религии, цвета кожи или национального происхождения [A brief history.., 2016]. Так борьба с расовой дискриминацией постепенно обернулась некоторым угнетением, игнорированием белого населения [Караш, 2016]. Это, к слову, уловил Д. Трамп, объявивший, что «политкорректность абсолютно убивает нас как страну» [Meadors, 2015].

Белые англосаксонские протестанты заложили основы американского образа жизни, в котором традиционный для амери-

канцев рационализм и прагматизм сочетаются с идеализмом и социальным утопизмом, а также «американской мечты» — символа американских возможностей, вошедшего в национальный моральный кодекс. Они выработали комплекс идеологических установок американского общества — двигатель американской политики. Это, во-первых, идея американской исключительности — представление о качественном отличии США от других стран мира; неотъемлемыми элементами этой идеи являются представления о неоспоримой уникальности и привлекательности Америки, искренняя вера американцев в свою глобальную миссию, а также в «особость», богоизбранность своего народа (об этом говорил Джон Уинтроп в проповеди «Модель христианского милосердия» (ок. 1630 г.)) и, наконец, иммунитет США к законам истории [Бабич, 2012]. Во-вторых, — ценности свободы и демократии: Томас Джефферсон еще в 1780 г. называл США «империей свободы», действующей от лица всего человечества. Наконец, в-третьих, — вера в универсализм американских ценностей и принципов. Все это издавна составляло истинную идентичность Соединенных Штатов.

Сегодня ситуация постепенно меняется. По этому поводу в американском обществе ведутся оживленные дискуссии: хорошо это или плохо, насколько это мешает. С одной стороны, администрация Б. Обамы заняла в данном вопросе очень жесткую позицию: мультикультурализм — несомненная добродетель, только мракобесы и расисты могут ставить это под сомнение. С другой стороны, поскольку в рамках мультикультурализма постулируется, что культурное разнообразие является особой добродетелью, для элит американского общества с начала 1980-х годов характерен постепенный отход от религии и традиционных ценностей, что вызывает отторжение у значительной части американцев. Наконец, если смотреть на демонстрации демократов, может показаться, что США населяют почти исключительно национальные меньшинства. Однако 68% американского населения — белые и у них, особенно у менее преуспевающих, оказавшихся «на задворках» глобализаци-онных процессов, стало складываться впечатление, что их не просто забыли, а по-настоящему презирают, поскольку они не соответ-

ствуют духу «новой Америки». Настроениями «старой Америки» как раз и сумел воспользоваться Д. Трамп [Вечер.., 2017].

Какие выводы можно сделать из сложившейся ситуации?

Во-первых, уже сейчас становится ясно, что политика, связанная с ужесточением миграционного законодательства и массовой депортацией нелегальных мигрантов (чем республиканский подход к миграционной проблеме обычно отличается от демократического), достаточно жизнеспособна. Не случайно после того, как упростилась процедура депортации нелегалов, власти Мексики открыли в 50 американских городах центры помощи тем, кого власти США хотят депортировать [Mexico opens.., 2017]. По новым правилам, американская полиция получила возможность выдворять в соседнюю страну нелегалов-латиноамериканцев, даже если они не являются гражданами Мексики. По данным Министерства внутренней безопасности (DHS), в марте 2017 г. число попыток нелегально пересечь американо-мексиканскую границу упало до 17-летнего минимума. По словам главы DHS Джона Келли, сокращение количества арестованных нелегалов до уровня 2000 г. является «не случайным» и подтверждает эффективность подхода президента Дональда Трампа к вопросу о нелегальной иммиграции [Arrests.., 2017]. И это притом, что Трамп пока еще не подписал указ об отмене программы DACA (Deferred Action for Childhood Arrivals), которая позволяет более чем 700 тыс. молодых иммигрантов, попавших в страну нелегально, подать заявления на двухлетние рабочие визы [Nakamura, 2017]. Келли также объявил, что рассматривается вопрос о возможности разделения родителей и детей, добавив, что такая мера может побудить латиноамериканцев отказаться от переезда в США [Arrests.., 2017].

Попытки защититься от нелегальной иммиграции предпринимаются и на уровне штатов. В октябре 2011 г. в штате Алабама был принят один из самых жестких антииммиграционных законов, предусматривавший депортацию нелегалов из штата, наказание за предоставление им работы, жилья и какой-либо другой помощи, разрешение на полицейские проверки статуса иммигрантов в школах и колледжах [Constable, 2011]. «Наша страна испытывает серьезные проблемы с нелегальной иммиграцией. Я сам вел кампанию

за жесткие антииммиграционные меры и горжусь тем, что наши законодатели добились принятия самого сурового иммиграционного закона в США», — заявил губернатор Алабамы, республиканец Роберт Бентли [Алабама принимает.., 2011]. Принятие закона, однако, вызвало протесты со стороны правозащитных организаций, посчитавших его дискриминационным, неконституционным и расистским. Дело дошло до вмешательства федерального правительства. «Я не припомню, чтобы в нашей истории Министерство юстиции столь агрессивно оспаривало законы штата», — признался Джонатан Терли, эксперт по конституционному праву [Preston, 2011]. Хотя вполне возможно, что позиция федерального правительства была предопределена приближением выборов и давлением латиноамериканского электората. В итоге закон был пересмотрен федеральным судьей. Часть положений была заблокирована, однако самые важные вступили в силу. Аналогичные законы пытались ввести в разных штатах, таких как Юта, Аризона, Индиана, Джорджия и Южная Каролина.

Во-вторых, можно предположить, что бороться с латинизацией населения США можно не только за счет ограничительных мер. Мексика -федеративное государство. Опережающее экономическое развитие сопредельных с Соединенными Штатами субъектов федерации, скорее всего, сведет на нет стремление их населения к переезду, а урбанизация, как и во всех развитых странах, приведет к снижению рождаемости и в перспективе — к уменьшению числа мексиканцев, стремящихся получить «зеленую карту» — вид на жительство в США с правом трудоустройства. Если местные власти примут предложения США по совместному контролю миграционных потоков в регионе, то у иммигрантов из других латиноамериканских стран может появиться неплохая альтернатива тому, где им остаться. Другими словами, Мексика сможет стать реципиентом мигрантов из менее развитых стран Латинской Америки и Карибского бассейна.

Но только в долгосрочной перспективе уровень экономического развития Мексики может хоть как-то приблизиться к американскому, а соотношение ВВП на душу населения — выйти хотя бы на уровень «три к одному», и то лишь при условии, если мексикан-

ская экономика будет развиваться стремительными темпами при гипотетической поддержке северного соседа.

Пока ситуация развивается совершенно иначе. Выход США из ТТП лишил Мексику возможности осваивать новые рынки по ту сторону Тихого океана, что могло бы помочь ей стать одной из самых эффективных экономик в Латинской Америке и превратиться в страну с преобладающим средним классом. Введение Соединенными Штатами таможенных пошлин на продовольствие из Мексики нанесло серьезный удар по мексиканской экономике, которая в значительной степени зависит от экспорта в США (80%) [Чемода-нова, 2017]. Кроме того, объектами протекционистских выпадов Д. Трампа все чаще становятся автомобилестроители, переносящие производства в Мексику [Тихонов, 2017].

Тем не менее с большой долей уверенности можно предполагать, что даже в будущем США вряд ли столкнутся с кризисом идентичности. Национальная идентичность обусловливается группой факторов, среди которых этнос, религия, культура, язык, раса, история и др. По прогнозам американского исследовательского центра Pew Research Center, к 2050 г. численность христиан в США уменьшится не столь сильно, как в некоторых европейских странах, — с 78,3 до 66,4%. Процент населения, исповедующего «прочие религии», возрастет с 0,6 до 1,5%, а доля атеистов увеличится с 16,4 до 25,6%. Правда, к середине века в США будет больше мусульман (2,1%), чем представителей иудаизма (1,4%) и буддизма (1,4%) [The future.., 2015]. То есть Америка как была, так и останется скорее моноконфессиональной страной, а главными конкурентами христиан будут христиане, ставшие атеистами.

Расовые разногласия также со временем должны отойти в прошлое. Афроамериканское население стабилизируется и к 2050 г. будет составлять около 15% населения США [Jenkins, 2016]. Хотя, конечно, трудно предотвратить случаи, связанные с болезненной реакцией чернокожего населения на ошибки со стороны властей. Яркий пример — события 2014 г. в Фергюсоне (штат Миссури), где после убийства полицейским афроамериканца в течение нескольких месяцев проходили многотысячные акции протеста, сопря-

женные с беспорядками и актами вандализма [Расовые бунты.., 2014].

США — государство с универсальной идеологией. Американские ценности и принципы близки и понятны подавляющему большинству приезжающих в эту страну, в том числе латиноамериканцам. Тех, кто у себя на родине испытывал сложности с принятием ценностей свободы и демократии, среди приезжающих в США очень мало. Так что политическая культура США вряд ли изменится. Ведь, как сказал в 1940 г. у. Черчилль, «быть американцем… — это идеологическое обязательство» (цит. по: [Коротин, 2014, с. 130]).

Ну и, помимо всего прочего, преодолеть объективные законы демографии латиноамериканцам все равно не под силу. Ни одна нация не может продуцировать постоянный демографический взрыв. Сейчас уровень рождаемости у латиноамериканского населения США довольно высок, что обусловлено массовым притоком иммигрантов. Но в долгосрочной перспективе разница уровней рождаемости у белых и латиноамериканцев будет сведена к минимуму. Международные миграции также подчиняются законам демографии [Саморуков, 2012].

Список литературы

Алабама принимает самые жесткие меры против нелегалов // BBC. Русская служба. — Лондон, 2011. — 10.06. — Режим доступа: http://www.bbc. com/russian/international/2011/06/110605_alabama_tough_immigration_law. shtml (Дата обращения — 14.07.2017).

Бабич Д. Несколько слов об американской уникальности: История и современные тенденции // ИноСМИ. — М., 2012. — 02.08. — Режим доступа: http://inosmi.ru/world/20120802/195932325.html (Дата обращения -14.07.2017).

Вечер с Владимиром Соловьевым: Дмитрий Саймс в гостях у Соловьева // YouTube. — М., 2017. — 28.02. — Режим доступа: https://www. youtube.com/watch?v=IFSEFDQHGNE (Дата обращения — 14.07.2017).

Журбей Е.В. Стратегия национальной безопасности США в 90-е гг. XX в. // Ойкумена. — М., 2015. — № 2. — С. 75-108. — Режим доступа: https:// ojkum.ru/arc/lib/2015_02_09.pdf (Дата обращения — 14.07.2017).

Караш Ю. Трамп спасет США от политкорректности / / Взгляд. -М., 2016. — 16.05. — Режим доступа: https://vz.ru/world/2016/5/16/ 810446.html (Дата обращения — 14.07.2017).

Киссинджер Г. Мировой порядок. — М.: АСТ, 2015. — 540 с.

Коротин В. О. Модели национальной идентичности в современном обществе // Вестник ПАГС. — Саратов, 2014. — № 43. — С. 128-133. — Режим доступа: http://vestnik.pags.ru/vestnik/archive/Arhiv43/Korotin.pdf (Дата обращения — 14.07.2017).

Мордвинов М. Край пенсильванских немцев // Страны мира. — М., 2017. — Режим доступа: http://www.worlds.ru/america/usa/history-krajj_pensilvanskikh_nemcev_pennsylvania_dutch_country. shtml (Дата обращения — 14.07.2017).

Най Дж. Будущее американской власти // Россия в глобальной политике / РСМД. — М., 2010. — 20.12. — Режим доступа: http://www.globalaf fairs. ru/number/Buduschee-amerikanskoi-vlasti-15053 (Дата обращения -14.07.2017).

Най Дж. Иммиграция и мощь Соединенных Штатов Америки / / ИноСМИ. — М., 2012. — 16.12. — Режим доступа: http://inosmi.ru/usa/ 20121216/203413978.html (Дата обращения — 14.07.2017).

Расовые бунты в США: Из-за чего афроамериканцы выходили на улицы // ТАСС. — М., 2014. — 07.08. — Режим доступа: http://tass.ru/ mezhdunarodnaya-panorama/1386841 (Дата обращения — 14.07.2017).

Саморуков М. Когда США станут латиноамериканской страной // Slon. — М., 2012. — 18.05. — Режим доступа: https://republic.ru/world/ kogda_ssha_stanet_latinoamerikanskoy_stranoy-790077.xhtml (Дата обращения — 14.07.2017).

Сапронова Ю., Гаврилко-Алексеев А. Как Трамп будет строить стену на границе с Мексикой / / РБК. — М., 2017. — 26.01. — Режим доступа: http://www.rbc.ru/politics/26/01/2017/5889d28b9a7947a59f1d2a67 (Дата обращения — 14.07.2017).

Тихонов Р. «Стройте заводы в США или платите»: Трамп поставил ультиматум концерну Toyota // RT. — М., 2017. — 06.01. — Режим доступа: https: / / russian.rt.com/world/article/348052-trump-toyota-meksika (Дата обращения — 14.07.2017).

Токвиль А., де. Демократия в Америке / Пер. с франц. Д.П. Олей-ника, Е.П. Орловой, И.А. Малаховой, И.Э. Иванш, Б.Н. Ворожцова. — М.: Прогресс, 1992. — 554 с.

Чемоданова К. Брешь в стене: Как усиление погранконтроля с Мексикой обернется ростом цен в США // RT. — М., 2017. — 28.01. — Режим дос-

тупа: https: / / russian.rt.com/business/article/354022-ssha-meksika-stena-na log-ceny (Дата обращения — 14.07.2017).

A brief history of affirmative action / University of California. Office of equal opportunity and diversity. — Irvine, CA, 2016. — Mode of access: http://www.oeod.uci.edu/aa.html (Дата обращения — 14.07.2017).

Arrests at Mexico border reach lowest level since 2000 // Fox News. -Wash., D.C., 2017. — 04.04. — Mode of access: http://www.foxnews.com/poli tics/2017/04/04/arrests-at-mexico-border-reach-lowest-level-since-2000.html (Дата обращения — 14.07.2017).

Baker B., Rytina N. Estimates of the unauthorized immigrant population residing in the United States: January 2012 / Department of homeland security. Office of immigration statistics. — Wash., D.C., 2013. — 8 p. — Mode of access: https://www.dhs.gov/sites/default/files/publications/Unauthorized%20Imm igrant%20Population%20Estimates%20in%20the%20US% 20January%202012_0.p df (Дата обращения — 14.07.2017).

Border security and immigration enforcement improvements: Executive order / The White House. Office of the Press Secretary. — Wash., D.C., 2017. -25.01. — Mode of access: https://www.whitehouse.gov/the-press-office/2017/ 01/25/executive-order-border-security-and-immigration-enforcement-improve ments (Дата обращения — 14.07.2017).

Constable P. A tough new Alabama law targets illegal immigrants and sends families fleeing // Washington Post. — Wash., D.C., 2011. — 08.10. — Mode of access: https://www.washingtonpost.com/local/a-tough-new-alabama-law-targets-illegal-immigrants-and-sends-families-fleeing/2011 /10/07/gIQAtZu PWL_story.html (Дата обращения — 14.07.2017).

Gross national income per capita 2016, Atlas method and PPP / World Bank. — Wash., D.C., 2017. — 28.04. — 4 p. — Mode of access: http://databank. worldbank.org/data/download/GNIPC.pdf (Дата обращения — 14.07.2017).

Human development report 2016: Human development for everyone / UNDP. — N.Y., 2016. — 272 p. — Mode of access: http://hdr.undp.org/ sites/default/files/2016_human_development_report.pdf (Дата обращения -14.07.2017).

Huntington S.P. Who are we? The challenges to America’s national identity. — N.Y.: Simon & Schuster, 2004. — 448 p.

Jenkins P. White Christian Apocalypse? // The American Conservative. -Wash., D.C., 2016. — 17.11. — Mode of access: http://www.theamerican conservative.com/articles/white-christian-apocalypse/ (Дата обращения -14.07.2017).

Jerreat J. The map that shows where America came from: Fascinating illustration shows the ancestry of every county in the US // Daily Mail. — L.,

2013. — 02.09. — Mode of access: http://www.dailymail.co.uk/news/article-2408591/American-ethnicity-map-shows-melting-pot-ethnicities-make-USA-today.html (Дата обращения — 14.07.2017).

Johnson K.R., Hing B.O. National identity in a multicultural nation: The challenge of immigration law and immigrants / / Michigan Law Review. -Lansing, MI, 2005. — Vol. 103, Issue 6. — P. 1347-1390. — Mode of access: http://repository.law.umich.edu/ cgi/viewcontent.cgi?article=1596&context=m lr (Дата обращения — 14.07.2017).

Jones R.P. The end of White Christian America. — N.Y.: Simon & Schuster, 2016. — 320 p.

Kesler C.R. The crisis of American national identity / The Heritage Foundation. — Wash., D.C., 2005. — N 906. — 9 p.

Largest US immigrant groups over time, 1960-present / Migration policy institute. — Wash., D.C., 2015. — Mode of access: http://www.migration policy.org/programs/data-hub/charts/largest-immigrant-groups-over-time (Дата обращения — 14.07.2017).

Lind M. The next American nation: The new nationalism and the fourth American revolution. — N.Y.: Free Press, 1995. — 436 p.

Meadors M. Is political correctness really «killing America»? / / Huffing ton Post. — N.Y., 2015. — 26.08. — Mode of access: http://www.huffingtonpost. com/marvin-meadors/is-political-correctness-_b_8026152.html (Дата обращения — 14.07.2017).

Menand L. Patriot games: The new nativism of Samuel P. Huntington // The New Yorker. — N.Y., 2004. — 17.05. — Mode of access: http://www.newyor ker. com/magazine/2004/05/17/patriot-games (Дата обращения -14.07.2017).

Mexico opens legal aid centres to fight US deportations // BBC News. -L., 2017. — 05.03. — Mode of access: http://www.bbc.com/news/world-latin-america-39170734 (Дата обращения — 14.07.2017).

Nakamura D. Trump signs directive to start border wall with Mexico, ramp up immigration enforcement / / The Washington Post. — Wash., D.C., 2017. — 26.01. — Mode of access: https://www.washingtonpost.com/politics/ trump-pledges-to-start-work-on-border-wall-within-months/2017/01/25/ddda e6ee-e31e-11e6-ba11-63c4b4fb5a63_story.html (Дата обращения — 14.07.2017).

Preston J. In Alabama, a harsh bill for residents here illegally // The New York Times. — N.Y., 2011. — 03.06. — Mode of access: http://www.nytimes. com/2011/06/04/us/04immig.html (Дата обращения — 14.07.2017).

Saenz A. President Trump tells ABC News’ David Muir: Construction of border wall will begin in «months» // ABC News. — N.Y., 2017. — 25.01. — Mode

of access: http://abcnews.go.com/Politics/president-trump-tells-abc-news-david-muir-construction/story?id=45007943 (Дата обращения — 14.07.2017).

Sides J. White Christian America is dying // Washington Post. — Wash., D.C., 2016. — 15.08. — Mode of access: https://www.washingtonpost.com/ news/monkey-cage/wp/2016/08/15/white-christian-america-is-dying/ (Дата обращения — 14.07.2017).

Stone L. The history of American immigration: The long story of our fickle feelings for foreigners // Medium. — Wash., D.C., 2015. — 08.12. — Mode of access: https: / / medium. com / migration-issues / the-history-of-american-immi gration-9685d3550acf (Дата обращения — 14.07.2017).

The future of world religions: Population growth projections, 2010-2050 / / Pew Research Center. — Wash., D.C., 2015. — 02.04. — Mode of access: http:// www.pewforum.org/2015/04/02/religious-projections-2010-2050/ (Дата обращения — 14.07.2017).

Trump’s wall to include fencing? // CBS News. — N.Y., 2016. — 13.11. -Mode of access: http://www.cbsnews.com/news/60-minutes-donald-trump-wall-mexican-border-fence-segments/ (Дата обращения — 14.07.2017).

Миграция населения

В настоящее время в мире отмечается интенсивная пространственная массовая подвижность населения. Причем все нарастающее значение приобретают международные миграции как следствие интернационализации жизни на всей планете. Миграции порождают крупные изменения в размещении людей как внутри стран, так и между ними и отдельными крупными регионами мира.

Учет миграционных процессов очень важен для социально-экономического развития любой страны, так как они оказывают сильное влияние на структуру и численность населения и на всю социальную и хозяйственную сферу жизни общества.

Выделяют два вида миграций: внешние (переселение людей из страны в страну) и внутренние (переселение людей из района в район внутри страны). Причем выезд из своей страны на постоянное жительство в другую именуется эмиграцией, а въезд — иммиграцией.

Характер и направления миграционных потоков менялись в разные исторические эпохи в зависимости от разных причин и событий планетарного и местного масштаба (освоение территорий, колонизация и деколонизация, войны и конфликты, природные и экологические катастрофы). Рассмотрим подробнее основные виды миграций.

Внешние миграции могут различаться по своему характеру, причинам, территориальному охвату, продолжительности и т. д. Говоря о характере, следует прежде всего различать добровольные и принудительные миграции. Примерами последних могут служить «вывоз» из Африки в Америку (и в значительно меньшей степени в Европу) в XVI—XIX веках десятков миллионов негров-рабов или, например, насильственная депортация в Германию 9—10 млн человек из оккупированных ею стран в годы второй мировой войны.

Что касается причин добровольных внешних миграций, то главной причиной из них всегда была и остается экономическая. При этом географ-урбанист В.В. Покшишевский предложил различать два вида таких миграций. Первый — это переселение прежде всего в те страны, где имелись неосвоенные терри-124 тории. Пожалуй, больше всего таких мигрантов (свыше 20 млн) дала Великобритания, затем шли Германия, Италия, Испания, Франция, скандинавские страны, Ирландия, Польша, Россия. А расселялись мигранты в США, Канаде, Бразилии, Аргентине, Австралии, на юге Африки (в ЮАР, Зимбабве и др.).

Второй вид — это миграции, связанные с договорной контрактацией рабочей силы. Причем в наши дни международная миграция рабочей силы, вызываемая относительным перенаселением и недостатком рабочих мест в десятках слаборазвитых стран и районов мира, приняла гораздо большие масштабы, чем ранее.

В начале 90-х годов только в странах Запада насчитывалось не менее 25 млн трудящихся-мигрантов (наполовину выходцев из развивающихся стран). Крупнейший центр притяжения иностранных рабочих (13 млн человек) сложился в настоящее время в странах Европейского Союза (ЕС). Другие крупные районы иммиграции возникли в США, странах Персидского залива, ЮАР.

Экономические причины лежат в основе и такого сравнительно нового миграционного явления, как «утечка умов». Причем этот процесс уже в полной мере затронул Россию и другие страны СНГ.

Наряду с экономическими внешние миграции могут быть вызваны и политическими причинами. Примеры подобного рода — эмиграция почти полумиллиона граждан, преимущественно «интеллектуалов» (Альберт Эйнштейн, Энрико Ферми, Лион Фейхтвангер и др.) из нацистской Германии, фашистской Италии и франкистской Испании. После прихода к власти в Чили генерала Пиночета, в середине 1970-х годов, эту страну покинуло более 1 млн человек и т. д.

Политическая эмиграция в широких масштабах имела место также в дореволюционной России и в СССР, на Кубе, во Вьетнаме, Камбодже и многих других странах.

После поражения фашистской Германии почти 10 млн немцев были переселены из стран Восточной Европы в ФРГ, ГДР и Западный Берлин. Крушение колониальной системы в 50— 70 годах привело к возвращению населения из бывших колоний в метрополии. Так, значительная часть англичан возвратилась на родину из Индии, Пакистана, ряда других колониальных владений; французов — из Алжира, Туниса, Марокко; итальянцев — из Ливии, Сомали, португальцев — из Анголы и Мозамбика.

Образование на территории бывшей британской колонии двух государств — Индии и Пакистана, с последующей трансформацией Восточного Пакистана в государство Бангладеш, привело к переселению в общей сложности 18 млн человек. Осуществлялось оно в основном по религиозному принципу: индуисты переселялись в Индию, а мусульмане — в Пакистан и Бангладеш.

По территориальному охвату принято выделять межконтинентальные и внутриконтинентальные миграции. В последнее время второй из этих видов стал преобладающим.

По продолжительности среди миграций различают постоянные, временные и сезонные. Большинство современных трудовых миграций относится к категории временных (на один год, на несколько лет).

События конца 80-х — начала 90-х годов во всем мире, но особенно в Восточной Европе и в СССР (после его распада) вызвали к жизни новую волну внешних миграций. Только в ФРГ в 1989 году иммигрировало свыше 1 млн человек, в том числе 720 тыс. этнических немцев из ГДР, стран Восточной Европы и СССР.

Начиная с 1988 г. резко возрос поток мигрантов из республик бывш. СССР, в первую очередь «этническая» и «интеллектуальная» миграция. Очень серьезной проблемой является миграция русскоязычного населения из государств СНГ в Россию.

Нельзя не коснуться еще одной серьезной проблемы нашего времени. Небывало большое число жителей планеты в последние годы стали беженцами вследствие международных и межрегиональных конфликтов, гражданских войн, стихийных бедствий, а часто, вследствие голода и нищеты. Большие потоки беженцев наблюдались и наблюдаются во многих странах Азии (Афганистан, Мьянма, Индия, Шрй-Ланка, Иран, Ирак и др.), Африки (Ангола, Чад, Эфиопия, Судан, Сомали, Уганда, Руанда, Бурунди и др.), Латинской Америки (Гватемала, Гондурас, Никарагуа, Перу).

В основном причины внутренних миграций населения те же, что внешних миграций: экономические, политические, религиозные, экологические. По продолжительности они также подразделяются на постоянные, временные и сезонные. Наиболее характерные внутренние миграции — это переселение из села в город (процесс урбанизации), переезд в районы нового освоения (например, заселение Сибири и Дальнего Востока в России; заселение Дикого Запада в США и др.), сезонные и временные (вахтовые) потоки рабочей силы (например, на работу в Западную Сибирь и районы Крайнего Севера в России), поездки во время летних отпусков и т. д., но только всегда внутри одной страны.

В последние годы появились (например, в России и странах ближнего зарубежья) переселенцы из районов экологического бедствия (зона Чернобыля, Аральского моря, бывшего Семипалатинского полигона в Казахстане и др.).

С конца 80-х годов (как уже отмечалось) новой чертой и острейшей проблемой миграционного обмена населения России 126 со странами ближнего зарубежья стала вынужденная миграция русскоязычного населения. Ее причиной послужили обострение межнациональных отношений, дискриминация по национальному признаку, языку, политическим убеждениям.

предательство, желание жить лучше или печальная необходимость — Российская газета

В не таком давнем прошлом отъезд за границу квалифицировался как преступление советского человека перед Родиной. Сегодня нет прежних идеологических запретов, границы открыты, мобильность стала неотъемлемым качественным признаком современного успешного человека.

Работа в зарубежных компаниях, постоянные командировки… Отдых для многих уже не отдых, если это не заграничный тур… Почему россиян так привлекает заграница? Чем жизнь «там» отличается от жизни «здесь»? Отъезд за границу — это предательство или естественное желание жить лучше? — как люди сами для себя объясняют свой отъезд в другую страну?

Не к вечеру сегодняшнего дня

«За богатством», «на заработки», «за долларами» — так ответили на вопрос «зачем люди уезжают за границу?» 46 процентов участников всероссийского опроса, проведенного Фондом «Общественное мнение». Каждый четвертый верит, что за границей человека обязательно ждет «лучшая жизнь». Каждый десятый считает, что там можно найти хорошую работу, а каждый двадцатый просто хочет мир посмотреть.

— Люди уезжают за лучшей жизнью, — говорит писатель и журналист Петр Вайль. — В этом нет ничего дурного. Вполне нормальное желание — жить спокойно и в достатке. Сейчас в России тоже можно зарабатывать, и зарабатывать много. Но есть большая разница между устоявшимся обществом, каковым является Запад, и неустоявшимся, каковым является Россия.

Вести бизнес в России, по словам Вайля, часто выгодно, но довольно тревожно. Если на Западе человек получает пять процентов прибыли в год — уже хорошо, 10 — просто замечательно. В России можно заработать и 100, и 200 процентов. Но это чревато риском для собственного здоровья, благополучия близких, личной свободы.

— Поэтому не очень склонные к азарту люди предпочитают зарабатывать понемногу, но стабильно, не обязательно к вечеру сегодняшнего дня: например, в Штатах или Европе, — объясняет он.

Петр Вайль уехал из страны в 1977 году. На вопрос «почему» однозначно отвечает: «Точно не по экономическим мотивам».

— Мне было 27 лет, легкомыслие полное, мне, по большому счету, было все равно, сколько у меня денег, — рассказывает он. — Зато я очень хотел видеть то, что мне хочется видеть, и читать то, что хочется читать. И то и другое в Советском Союзе было невозможно. Еще один мотив. Я был молод, работал в замечательной по советским временам латвийской газете «Советская молодежь», где был на хорошем счету. Все было отлично, за исключением одного — моя жизнь просматривалась до самого конца, а в 27 лет такое ощущение невыносимо. Если и есть что хорошего в жизни, так это ее непредсказуемость. А в той жизни все было предопределено.

Совсем другая история у поэта Юрия Кублановского. Его вынудили уехать из страны в 1982 году, пригрозив посадить в тюрьму за то, что он печатал свои стихи на Западе. Бывший политический эмигрант твердо убежден, что современная эмиграция давно лишилась своей политической составляющей.

— Я сейчас читаю послереволюционные дневники Веры Судейкиной, жены прославленного художника Сергея Судейкина, — рассказывает он. — Одна фраза меня поразила. Эта молодая женщина еще в 1918 году написала: «Как будут вести себя люди? Какие настанут времена? Будут пользоваться богатствами одной страны, России, а проживать деньги в другой». Поразительное пророчество. К сожалению, у многих людей не осталось чувства, выраженного в известной русской поговорке: где родился, там и пригодился. Они чувствуют себя космополитами, не связанными с Россией. Для них наша страна — поле для охоты, а добытые здесь трофеи они предпочитают проживать за рубежом.

Регламент вежливости

Оказывается, не только комфорт, спокойствие, достаток и свобода привлекают россиян в зарубежной жизни. Петр Вайль, например, честно признался, что он отвык от тех личностных отношений, которые непременно возникают в России в любой ситуации, покупаешь ли ты батон хлеба или получаешь справку.

— Заходишь в магазин, и у тебя сразу же устанавливаются отношения с продавщицей: либо «чего пришел», либо «сынок, давай», — говорит он. Вещь невозможная на Западе. И я уже привык к западной системе отношений. Мне нравится, чтобы все было регламентировано социальным статусом: ты продаешь — я покупаю, вот и все. Мы с тобой улыбаемся друг другу, и замечательно. Пусть улыбки называют фальшивыми. Показная вежливость точно лучше, чем откровенное хамство.

Но так ли легко найти свое место в чужой стране? Анна И. год преподавала русский язык студентам в Южной Корее.

— Мне было там достаточно комфортно, — делится она своим опытом. — А вот нашим соотечественникам, постоянно живущим в этой стране, приходится несладко. Корейское общество очень специфическое и сильно отличается от нашего. Для них иностранец никогда не станет своим, как бы хорошо он ни знал язык, местные традиции и обычаи. Адаптироваться — это все равно что поменять кожу. Если человек к этому не готов, он не сможет чувствовать себя комфортно за границей, даже если у него будут все социальные права и материальный достаток.

Петр Вайль считает, что самая удобная страна для эмигранта — Соединенные Штаты. Это единственное общество, где акцент и знание языка не имеют решающего значения. Там можно прекрасно состояться, даже если неважно говоришь по-английски. Такое невозможно в Старом Свете — в Англии, Франции.

Перемена адреса

Людей, уезжающих за границу навсегда, осуждают немногие — лишь 14 процентов наших сограждан. Остальные вообще не видят в этом ничего предосудительного и воспринимают как оправданное желание человека найти свое место в жизни. Хотя и сегодня в адрес людей, уехавших на постоянное место жительства за рубеж, нередко звучат обвинения в предательстве Родины.

— В конце 80-х годов в стране начались процессы, которые позволили мне публиковаться на родине, — рассказывает свою историю Юрий Кублановский. — Мой статус политического эмигранта потерял всякий смысл, а становиться просто экономическим эмигрантом я не захотел. Может, если бы у меня была какая-нибудь нейтральная профессия, был бы я, например, компьютерщик — скорее всего, я бы не вернулся. Но я поэт. Я тесно связан с родным языком и своим читателем.

Решение Юрия Кублановского вернуться на родину одобрило бы, наверное, большинство наших сограждан. Россияне довольно спокойно относятся к тому, что «простые люди» переселяются в другие страны, но, когда дело касается крупных ученых, известных писателей, представителей интеллектуальной элиты, настроение в обществе кардинально меняется. Каждый третий осуждает крупных ученых, уехавших работать в западные исследовательские центры. Люди уверены, что «утечка мозгов» пагубно сказывается на развитии нашей науки. Но дело не только в этом. Патриотизм, национальная гордость, престиж страны — именно эта аргументация выступает в качестве наиболее весомого и для многих бесспорного аргумента против отъезда нашей культурной и научной элиты за рубеж.

— Я тоже считаю, что это не вполне морально, — говорит Юрий Кублановский. — Они здесь получили отличное образование, а потом увезли свои знания на Запад, где используют их на благо не России, а тех стран, в которых они обосновались.

— Это глупая борьба со стихией, — не соглашается Петр Вайль. — Напрасно кто-то думает, что можно противостоять глобализации. Вот свежий пример. Кто довел российскую сборную по футболу до полуфинала чемпионата Европы? Голландский тренер Гус Хиддинк. Вроде бы никто ничего против этого не имеет. Но голландский тренер во главе сборной России — это то же самое, что российский хоккеист, играющий в НХЛ, разве нет?

Петр Вайль убежден, что сегодня происходит психологическое стирание границ. И понятие «эмигрант» скоро во многих странах может потерять свой смысл: ну переезжаешь из одной страны в другую — ну и что.

— Я живу в Европе и вижу, как она становится все шире, — продолжает он. — Уже и не понимаешь, когда и где пересекаешь границу. Я начал ездить по Европе 30 лет назад и очень хорошо знаю все эти визы, обмен денег, таможни. А сейчас единое пространство — зона евро, Евросоюз. Вообще, может быть, одно из главных общественных достижений последних десятилетий, потихоньку осознаваемых и в России: переезд в другую страну — всего лишь перемена адреса.

Комментарий

Константин Северинов, профессор Института молекулярной генетики РАН, профессор университета Ратгерс (штат Нью-Джерси):

— Если молодой человек хочет заниматься наукой, а не чем-нибудь околонаучным, то выбора у него что в 90-е годы, что сейчас практически нет. По качеству науки, по удобству научного процесса и просто по концентрации ученых Запад предоставляет такие возможности, которые ни в какое сравнение не идут с теми, что у него есть в России. Будущий ученый обычно в раннем возрасте решает, что он хочет посвятить жизнь любимому делу, и, зная, что жизнь у него только одна, делает совершенно разумный выбор и едет туда, где лучше работать. И это не вопрос, где лучше жить и где больше денег. Я руководствовался именно такими соображениями.

В 1989 году, я был, кажется, первым студентом биофака МГУ, который защитил диплом в Бристоле. И сравнение того, как делают дипломную работу в Англии и в России, причем в самых лучших по тем временам лабораториях, очень четко показало, что, если я хочу этим заниматься, получать удовольствие от процесса, а главное — делать конкурентоспособную науку, востребованную, в том числе и в России, надо уезжать.

Сейчас я работаю и в России, и в Америке. Но, если бы у меня не было моей американской лаборатории и финансовой подпитки в размере миллиона долларов (таков мой американский бюджет), заниматься наукой в России было бы невозможно. Обидно, но от моих личных переживаний ничего не зависит. Я приехал не потому, что здесь стало лучше работать. Тут по-прежнему сложно заниматься серьезными научными исследованиями, но я верю, правильно это или нет, что перемены к лучшему возможны. И еще одно — любой человек, выросший в культурной и языковой среде своей страны, с большим удовольствием работал бы в родной среде, если бы у него была такая возможность. Люди уезжают не из-за каких-то зловредных чувств, и вовсе они не временщики. Они уезжают по печальной необходимости — жизнь одна, хочется посвятить ее любимому делу, а в родной стране это пока невозможно.

честный рассказ про трудности иммиграции

Путешествия с ребёнком в 2021: куда можно и на каких условиях

Читать

Хорватия снова выдаёт туристические визы

Читать

Выпуск № 24: Даша отвечает про взрослых мальчиков и море в апреле

Читать

Всем в Родвикен: куда поехать из Стокгольма

Читать

Хорватия смягчила условия для привитых «Спутником»

Читать

«А олени лучше»: личный опыт поездки за северным сиянием (и не только)

Читать

Что такое иммиграция и как лучше это сделать — темы изрядно избитые. Написано так много, что прочитать всё — значит потратить целую жизнь, так никуда и не перебравшись.

Совсем упрощённая «модель иммиграции» зиждется на следующих императивах: выбери страну, узнай существующие миграционные программы / возможности, купи билеты, осуществи задуманное.

Насколько просто на бумаге, настолько сложно в действительности.

И вот почему.

Бумажная волокита

Бизнес иммиграция — вариант для тех, у кого есть «лишние» деньги. Можно вложиться в экономику страны, в бизнес, недвижимость, государственные фонды. И путь практически освещён зелёным светом.

Насколько он освещён для простых смертных? Зависит от того, готовы ли вы рискнуть. Есть примеры реально существующих людей, которые продали всё, что у них было, для того чтобы заполучить «билетик в другую жизнь», и остались у разбитого корыта.

Но есть и те, кому удалось.

Если решились — наберитесь терпения. Переезд — это, увы, не только покупка билетов на самолёт и поиск жилья. Это ещё и тонна бумаг из самых разных инстанций, которые необходимо раздобыть в нужном количестве и в нужный срок, а также месяцы ожиданий, пока бумаги на рассмотрении. И всё это — самые первые волны вашего большого плавания.

Иммиграция по специальности / учёбе

Согласно миграционным объявлениям по поиску сотрудников — все ждут именно вас. Тем более, если вы с необходимой квалификацией, дипломом, опытом работы и языком!

Проблемы появляются в процессе устройства на эту работу мечты. Выясняется, что, на самом деле, никто вас не ждёт и не готов помогать (см. пункт «Бумажная волокита»).

Вдобавок ко всему прочему решать ваши бытовые и документальные вопросы желают далеко не все работодатели. Вот только без их желания многие ваши усилия могут сойти на нет, поскольку для успешной иммиграции интерес компании и сотрудника должен быть взаимным, не иначе.

С учёбой кажется всё несколько проще, если не принимать во внимание тот факт, что 1 год обучения равен 6 месяцам пребывания. Следовательно, если вы планируете получить постоянный ВНЖ, то такой шанс у вас будет, например, не через 5 лет, а через 10.

Как долго вы готовы учиться?

Культура

Толерантность, гибкость, тактичность и ещё дюжина существительных на «– ость» являются ключом к тому, чтобы почувствовать себя комфортно и по-человечески в совершенно новой культурной среде, которая вовсе не обязательно должна вас очаровать и принять как родного.

Резонно и закономерно задать следующий вопрос: «Зачем же стоить переезжать туда, где придется мириться с чужой культурой?».

Согласитесь, то, как нам хочется, довольно часто расходится с тем, что у нас получается в итоге. И этот самый итог может быть весьма неплохим/ хорошим/ отличным, но всё-таки неидеальным.

В этом случае мы вынуждены искать внутренний компромисс.

Не секрет, что далеко не всем иммигрантам удаётся принять, например, культуру китайского народа, их обычаи, манеру поведения, стиль досуга.

И единственный выход — закрыть глаза. Объяснить себе, что каждый человек имеет право выбора, а потому если мне что-то не нравится, то, возможно, это сугубо моя проблема.

В противном случае, жизнь в другой стране может превратиться в самую настоящую пытку. Так, где лучше мучиться?

Стереотипы

Куда бы вы ни поехали в поисках новой родины — везде вас будут встречать стереотипы, присущие вашей национальности. Это также неотъемлемо от иммиграции, как и ливни в сезон дождей.

Безусловно, ярлыки, а вернее — степень их окрашенности, будут отличаться в зависимости от страны, континента и полушария.

Так или иначе, они будут вашими «верными спутниками» на протяжении очень долгого пути — вплоть до момента, пока в ваших руках не появится паспорт другого государства, а акцент не превратится в своеобразный незамысловатый диалект государственного языка той страны, гражданином которой вы стали.

Есть желание узнать, что о вас думают люди других национальностей? Скажите им, что вы из России.

Язык

Можно сколько угодно избегать действительность и обходиться русским языком, но едва ли такой вариант приведёт вас к долгосрочной полноценной иммиграции.

Говорить на языке того народа, частью которого становитесь (а вы становитесь этой частью неизбежно, даже сознательно игнорируя этот процесс), — значит претендовать на социальное равенство.

Говорить на языке той страны, частью которой вы становитесь, — значит быть способным отстаивать свои права на официальном уровне.

В противном случае вы ходите по чужой земле в ботинках наёмника, и люди вокруг это замечают.

Что это значит для вас? И почему это важно?

Посмотрите на эту ситуацию со стороны, ответив на вопрос: «А как вы реагируете на людей, которые живут и работают в вашей стране и не могут сказать ни слова на вашем языке?».

Коммьюнити

Ксенофобия — болезнь, прогрессирующая и восстающая против всего чужого. И в то же самое время естественная.

Полностью ассимилироваться новой культуре, новым традициям, законам, привычкам, подходам — другими словами, новой жизни (новой «картине жизни») — значит стереть практически всё, что было «до», и начать строить заново.

В противном случае, иммиграция превращается в определенное бегство, встречающееся повсеместно. Люди одной национальности или же люди, говорящие на одном языке, объединяются в небольшие группы, которые превращаются со временем в коммьюнити, и продолжают жить так, как они это делали у себя на родине, абсолютно игнорируя новую реальность. Это игнорирование, в свою очередь, создаёт плодородную почву для ксенофобии, которая вступает в острый конфликт со всем иноземным и инакомыслящим. Причем со всех сторон: как прибывающих, так и принимающих.

И не стоит заблуждаться, что ксенофобия и национализм присущи исключительно русскому народу.

Например, исландцы крайне нетерпимы к мигрантам любой национальности. Даже будучи, простите, высококвалифицированным специалистом, шансы, что вам удастся найти работу по своему направлению в Исландии, крайне малы. Ближе к правде — стать кассиром, продавцом или курьером. Непросто приходится даже тем исландцам, кто не является чистокровным. А уж если внешность выдаёт вас за представителя другой расы, то на пути к спокойной жизни предстоит столкнуться со множеством (в лучшем случае) ущемлений.

Статус

Человек способен отказаться от всего, но не от своей значимости. Если вы сейчас почувствовали, что сердце забилось несколько учащенно, а тревога спряталась за углом, то, пожалуй, с иммиграцией стоит повременить.

Потерять свой статус, когда ты внедряешься в новый мир, — неизбежно.

Это сначала кажется таким неправильным, когда за стойками ресторанов быстрого питания ты видишь своих соотечественников, когда практически все официанты говорят на твоём языке, когда со стройки раздаётся громкая бранная тирада, столь понятная тебе. Это не чудеса и вовсе не волшебство.

Это те самые люди, которые пробуют, рискуют, ищут — строят свою новую жизнь, как бы тяжело им ни приходилось.

Регистрация торговых марок в Великобритании

Что такое “торговая марка” и для чего ее нужно регистрировать?

Регистрация торговых марок на территории Великобритании осуществляется Патентным Ведомством Соединенного Королевства Великобритании (Ведомство Великобритании по интеллектуальной собственности).

Торговая марка представляет собой обозначение, необходимое для идентификации товаров и/или услуг, которое не может использоваться другими компаниями по отношению к определенным товарам. Обозначение обычно включает в себя любое слово, словосочетание, логотип, цифры, комбинацию цветов, звуков или изображений.

Торговая марка обеспечивает защиту вашей компании от любых попыток извлечь выгоду, используя брэнд вашей компании и ее репутацию, а также позволяет потребителям соотносить производимые товары и услуги с определенной компанией, являющейся обладателем данного товарного знака. Торговая марка обеспечит защиту только тех товаров и услуг, которые были выбраны вами при подаче заявки на регистрацию.

Все товары и услуги подразделяются на классы, общее количество которых составляет 45, из них 34 относятся к товарам и 11 – к услугам. С данной классификацией можно ознакомиться здесь.

Главные факторы, которые необходимо учесть перед подачей заявки

Не все заявки, поданные на регистрацию торговой марки, будут приняты Патентным Ведомством.

Перед подачей заявки необходимо убедиться, что предлагаемая к регистрации торговая марка содержит отличительное слово, логотип, изображение или какой-либо другой знак, которые четко отличают производимые вами товары от аналогичных товаров и услуг другого производителя.

Если, по мнению эксперта, предложенный вами товарный знак не обладает отличительными признаками, то данной торговой марке будет отказано в регистрации.

Очень важно тщательно обдумать сочетание логотипа (изображения) и слов, которое будет представлять ваш торговый знак, как четкий признак, отличающий производимые вами товары и/или услуги от аналогичных товаров и услуг других торговых представителей. Заявка не будет принята, если торговая марка уже зарегистрирована, либо подобна ранее зарегистрированным, или схожа с торговыми марками, находящимися на рассмотрении Патентного Ведомства.

Например, согласно официальному буклету Патентного Ведомства, выражение ‘’7 days a week’’ не будет принято как торговая марка в силу того, что в настоящее время многие производители широко рекламируют свои товары и услуги, доступные семь дней в неделю. Ознакомиться с примерами других подобных торговых марок из данного буклета вы можете  здесь.

Патентное Ведомство предоставляет услуги по поиску торговых марок и консультационные услуги, воспользовавшись которыми вы менее чем за £100 получите исчерпывающую информацию о том, насколько предлагаемый товарный знак удовлетворяет условиям регистрации. Стоимость таких услуг зависит от количества заявленных классов товаров и услуг. После отправки заявки торговую марку нельзя изменить и добавить товары и услуги, а также возвратить оплаченный за регистрацию сбор независимо от причины.

Процедура регистрации торговой марки в Великобритании

После того, как заявка на регистрацию подана, она будет проверяться экспертом Патентного ведомства. По окончании проверки вам будет направлен отчет эксперта с уведомлением о том, принята ваша торговая марка к регистрации или нет. Обычно эта процедура занимает около 2-х месяцев от даты получения заявки. Если получено решение об отказе, то Патентное Ведомство указывает причины, по которым торговая марка не удовлетворила требованиям регистрации. Если вы не согласны с решением и можете предъявить аргументированный протест, то решение может быть пересмотрено. В противном случае, заявка на данной стадии будет остановлена.

Если торговой марке не было отказано в регистрации, то ваша торговая марка будет опубликована в Официальном бюллетене патентов, товарных знаков и промышленных образцов, который издается каждую пятницу, после чего любой желающий имеет право выступить против регистрации торговой марки в течение 3-х месяцев. Данные вашего заявления о регистрации торговой марки, включая ваше имя и адрес, будут размещены на официальном веб-сайте Патентного ведомства и доступны для публичного ознакомления.

Продолжительность регистрации

Процесс регистрации торговой марки обычно занимает около шести месяцев при отсутствии возражений, сомнений или оспаривания со стороны третьих лиц. Однако если подобные оспаривания и возражения имеют место, и вы собираетесь их опротестовывать, то процесс регистрации займет больше времени.

Если регистрация торговой марки вызывает возражения, необходимо принять решение о том, будете ли вы оспаривать протест либо отзывать заявку. Если вы желаете оспорить протест, вы должны будете выполнить ряд обязательных процедур.

Стоимость регистрации

Официальная пошлина при подаче заявки составляет £200 для регистрации торговой марки в одной категории (классе), и за каждый дополнительный класс взимается по £50.

В случае регистрации энциклопедии, помимо таких критериев как издание книг и журналов, необходимо также рассмотреть другие категории в классификации, связанные с использованием сети Интернет. Вероятнее всего, такая заявка будет охватывать 3-4 дополнительных класса, и, соответственно, полная ее стоимость будет составлять £350 — £400.

Продление срока действия торговой марки или ее отмена

Изначальный срок действия торговой марки составляет 10 лет с момента подачи заявки. Несмотря на то, что вы можете продлить срок действия вашего товарного знака бессрочно, для поддержания действия торговой марки необходимо осуществлять ее продление каждые последующие 10 лет с момента подачи заявки. Даная процедура не является обязательной. Стоимость продления торговой марки по одной категории в Великобритании составляет £200 и £50 за каждый последующий класс.

Если вы не используете зарегистрированную марку в течение пяти лет с момента регистрации или прекратили использование на срок 5 лет и больше, любой желающий может подать заявление на удаление вашей торговой марки из государственного реестра.

Отменить действие торговой марки можно в любое время.

Использование аббревиатуры “™”, символа ® или слова “Registered

Аббревиатура “™” информирует общественность о том, что ваша марка используется в качестве торгового знака только с целью различения товаров/услуг разных владельцев, но не подтверждает факт действительной регистрации вашей торговой марки. Данное обозначение может быть использовано в любое время.

Если наряду с маркой используется символ ®, слово “Registered” или аббревиатура “RTM” (Registered Trade Mark — Зарегистрированная торговая марка), это означает, что данная торговая марка зарегистрирована в стране, представляющей интерес, но не обязательно в Великобритании. Использование символа ® для незарегистрированной торговой марки наказуемо, и может привести к наложению штрафа.

Международная регистрация торговой марки

Регистрация товарного знака в Великобритании обеспечит защиту только в пределах Соединенного Королевства. Существуют различные способы регистрации и обеспечения защиты вашей торговой марки, если вы хотите использовать ее в других странах, помимо Великобритании.

Система Торговых Марок Европейского Союза идентифицирует товары и услуги на всей территории Европейского Союза и позволяет заявителю зарегистрировать и защитить свою торговую марку на территории каждой из 27 стран-участниц Европейского Союза с помощью одного заявления.

Все заявки подаются в OHIM (Бюро стандартизации на внутреннем рынке), которое находится в г. Аликанте, Испания. Период между подачей стандартного заявления и получением регистрации обычно составляет 12 месяцев, если при рассмотрении заявления не возникнет каких-либо сложностей

Во всем мире защита торговых марок осуществляется Мадридским Протоколом – основным инструментом защиты торговых марок. Это международная регистрационная система, административное управление которой осуществляется WIPO (Всемирная Организация Интеллектуальной Собственности), которая находится в г. Женева, Швейцария. Со списком стран, подписавших Мадридский Протокол, вы можете ознакомиться здесь.

 

Предлагаем Вам скачать брошюру Регистрация торговых марок.

иммиграции в приговоре | Примеры предложений по Кембриджскому словарю

Эти примеры взяты из корпусов и из источников в Интернете. Любые мнения в примерах не отражают мнение редакторов Cambridge Dictionary, Cambridge University Press или его лицензиаров.

Существуют крупные иммиграции, которые уравновешивают это, поэтому чистое население меняется очень мало.

Как «лица, подлежащие иммиграционному контролю», они не будут иметь доступа к помощи местных властей.

Во времена великих иммиграций прошлого мы никогда не были единственными — мы никогда не были даже основными — получателями иммигрантов.

Мы не говорим о мелких или изолированных явлениях, мы говорим об иммиграции народов.

Если один из членов комиссии примет решение в пользу соискателя убежища, решение директора иммиграционной службы будет отменено.

Признает ли он, что две последние крупные иммиграции в эту страну не были широко встречены коренным населением?

Таким образом, мы должны взглянуть сквозь эту завесу на более широкий фон, на котором действует иммиграционная политика , политика , медицинская или иная.

Иммиграция и эмиграция считались незначительными (за исключением случаев, когда это указано).

В первых двух главах дается важный обзор истории, политики и идеологических моделей для понимания иммиграции, и национальной идентичности.

Это может быть случай с наркотиками, иммиграционной службой , вопросами здоровья, стихийными бедствиями, международной преступностью и множеством других общих вопросов безопасности.

Сам он неоднозначно относится к идее иммиграции .

Более того, массовая иммиграция и утроили население, которое стало в два с половиной раза богаче.

В этом случае выживание метапопуляции зависит от иммиграции , и колонизации новых участков обитания (популяции хозяев).

Во время его правления было две заметных иммиграции в штат.

Из

Википедия

Этот пример взят из Википедии и может быть повторно использован по лицензии CC BY-SA.

Третий рассматривает лингвистический репертуар носителей второго поколения в сравнении с историей иммиграции и сообщества.

Многие изменения включали более широкие полномочия иммиграционных служащих при оценке заявлений.

Из

Википедия

Этот пример взят из Википедии и может быть повторно использован по лицензии CC BY-SA.

Раздел « иммиграция и воздействия» имеет, пожалуй, самое общее значение.

Тем не менее, недавнее ужесточение правил иммиграции, и убежища оказало очень значительное влияние на будущее многих пожилых «экономических» мигрантов.

В качестве мер аккультурации в исследованиях использовались место рождения, когорта, возраст , иммиграционный возраст , продолжительность проживания и причины переезда.

В офисе иммиграционных агентов и агентов зафиксировали проезд путешественников, которые, как известно, не являются постоянными жителями прилегающих деревень.

Пунктирные линии показывают процесс смерти иммиграции и (нулевая модель) для сравнения.

Таким образом, именно после их иммиграции ученым пришлось изучить и приучить себя к этим новым технологиям.

Офицер иммиграционной службы спрашивает его, был ли его визит деловым или развлекательным.

Окончательным объяснением очевидной сероконверсии среди населения является иммиграция человек, серопозитивных людей.

С начала 1990-х годов уровень иммиграции сильно вырос, но для наших целей более важны другие различия между севером и югом.

Спрос на людей, которые могут выполнять домашние дела и заботу, способствовал феминизации иммиграционных властей .

Сопоставление родителей со взрослыми детьми: может ли иммиграция объяснить расовые и этнические различия?

Особое значение имеют три особенности миграции в 20 веке: конфликт, постколониализм и иммиграционный контроль .

В то же время он символизировал жесткие ограничения на иммиграцию , , введенные победившими державами.

Установив, что иммиграция и была проблематичной из-за «политических и расовых» различий мужчин, он приступил к подробному объяснению природы этих различий.

Чтобы предположения оставались максимально реалистичными, также была исследована модель иммиграции в прошлом.

В начале 1970-х непростой межпартийный консенсус по поводу расы и иммиграции начал рушиться, и расовая принадлежность стала выдвигаться на первый план в общественной повестке дня.

Ожидается, что иммиграция увеличится до 2001 года (около 30 000 человек в год).

Волна иммиграции , которая, как ожидается, продолжится, станет серьезным бременем для системы здравоохранения.

Иммиграция в других портах сократилась, и, по соображениям целесообразности, медицинский осмотр иммигрантов все чаще проводился в рамках карантинного осмотра.

Иммиграция стала ключевой социальной силой, которая двигала нацию к ее новому будущему, предоставляя рабочую силу и новое, густонаселенное население.

В двух следующих главах дается хороший исторический отчет о миграции и иммиграционном контроле и .

Однако были обнаружены некоторые расовые различия в способе иммиграции и вероятности иммиграции .

Хотя через 5 лет после иммиграции было обнаружено благоприятное изменение объективных параметров поглощения, снижения психологического стресса не наблюдалось.

С сокращением программы иммиграции шансы на продление за счет импорта также уменьшаются.

Примерно в то же время, в конце 1960-х годов, в ежедневной прессе возникли острые дискуссии по вопросам, связанным с иммиграцией .

Переосмысление теории ассимиляции для новой эры иммиграции .

Наконец, этническое происхождение и статус иммигранта также влияют на отношение к иммиграции .

В частности, предпочтения населения в отношении культурного единства оказывают сильное влияние на отношение к иммиграции , несмотря на одобрение элитой мультикультурного общества, порожденного иммиграцией .

Противодействие иммиграции усиливается, когда респонденты подтверждают ценность культурной однородности, независимо от того, как воспринимаются экономические последствия.

Удивительно, но большинство респондентов не верят, что иммиграция и «подрывает» культурную жизнь страны.

Связи между областями отправки и получения снижают стоимость иммиграции и порождают связи между людьми и потенциальными местами назначения для выхода на пенсию.

Его притязания на рациональность, нравственность и правдивость гарантируют ему право делать утверждения об иммиграции , и поведении иммигрантов.

Должностные лица в столице и федеральное правительство предложили гигиеническую программу, чтобы минимизировать дегенеративные последствия иммиграции .

Осведомленность о потребности страны в иммигрантах была высокой, что привело к недостаточному финансированию отдельных программ и поддержки тех, которые поощряли иммиграцию .

Волна иммиграции , которая, как ожидается, продолжится, представляет собой серьезное бремя для общества и системы здравоохранения.

Однако сотрудники немедицинской иммиграционной службы не заявили, что они обладают такими навыками.

После прохождения иммиграционного и таможенного контроля ребенок отпускается только к взрослому, указанному в документах.

Из

Википедия

Этот пример взят из Википедии и может быть повторно использован по лицензии CC BY-SA.

На индивидуальном уровне культурная и национальная идентичность, экономические интересы и уровень информации об иммиграции являются важными предикторами отношения.

Результаты показывают, что существует взаимосвязь между сравнительными оценками уровней иммиграции и уровней и абсолютным уровнем неправильного восприятия иммигрантского населения.

Более того, простое присутствие антииммигрантских партий может подтолкнуть основные партии к более жесткой линии в отношении иммиграционной службы из опасения, что их обойдут с флангов.

Выжившие рассматривались как полезный политический инструмент для немедленного получения иммиграционных прав и прав, опираясь на международное сочувствие и приближаясь к государственности.

Иммиграция стала очень важной политической проблемой во многих богатых демократических странах мира.

Похоже, они не приняли во внимание, что в пьесе, среди прочего, осуждалась эксплуатация, часто сопровождающая иммиграцию и .

Хотя давление населения, иммиграция , и торговля разрушили все приграничные регионы, разумная местная политика могла бы предотвратить трение и предотвратить восстание.

Первая половина нового тома, прослеживающая историю от колониального периода до эпохи массовой иммиграции , выглядит очень знакомой.

Межпоколенческие программы для решения проблемы иммиграции .

Вместо этого определенные функциональные эквиваленты, такие как система кангани, организовали иммиграцию и координировали спрос и предложение.

Резкий рост населения предполагает, что иммиграция , а также естественный прирост населения способствовали увеличению численности населения в регионе.

Иммиграция из этих регионов могла, таким образом, объяснить увеличение серопозитивности примерно на 0–76% в период с 1986 по 1995 год.

Однако вероятно, что большинство сероконверсий связано с вакцинацией и иммиграцией , а не с продолжающейся передачей вируса.

Однако пастор приписывает проблемы безработных и частично занятых членов церкви или тех, у кого нет необходимых иммиграционных документов , ведьмам и злым силам.

В-третьих, давление иммиграции из источников за пределами экспериментальных участков было интенсивным во время эксперимента.

Однако, поскольку количество смертей было теперь компенсировано за счет иммиграции , окончательная численность населения была не такой низкой, так что стабильность могла быть достигнута раньше.

Кроме того, система мониторинга насекомых имеет решающее значение для предупреждения об успешной иммиграции .

Однако именно такой гибкости будет все труднее достичь по мере ужесточения правил иммиграционных правил .

Таким образом, колониальная история становится плавильным котлом, который исследователи иммиграции и лет назад выбросили за борт.

Таким образом, наша основная зависимая переменная измеряет представления о соответствующем уровне иммиграции в страну.

И натурализация, и более длительное проживание ослабляют влияние статуса иммигранта на мнения иммиграционной службы .

Прогноз был выполнен на основе пяти предположений относительно фертильности и пяти предположений относительно дальнейшей иммиграции .

В течение следующих трех лет, до выборов 1994 года, риторика « иммиграции » популистов подверглась радикализации.

Очевидно, через 5 лет после иммиграции существовал разрыв между надеждами иммигрантов на профессиональный и финансовый успех и их реальным материальным положением.

Результаты сравнивались с результатами, полученными в предыдущем исследовании для выборки из той же когорты иммигрантов в первый год после иммиграции .

В этом случае важный вопрос заключается в том, связаны ли расхождения с разными режимами иммиграции и .

Во-первых, существует четырехкратная классификация стран по размеру сектора социального жилья (большой / малый) и истории иммиграции (длинная / короткая).

Неудивительно, что правительство профинансировало официальную программу иммиграции .

Таким образом, набор новых людей в местное население зависит от местного воспроизводства, а не от иммиграции .

Их совокупный опыт включает разработку ресурсов, организационное управление, технологии, миграционное и иммиграционное право , системы доступа и приема.

Страстные сторонники невмешательства забыли вторую часть своей идеологии, которая призывала к пропуска, и закрыли свои границы для массовой иммиграции .

Мы видели, как правительство использовало иммиграционные законы и в качестве инструмента в своих усилиях по борьбе с терроризмом.

Задержанные на законных основаниях содержались под стражей по иммиграционным обвинениям и обвинениям.

Действительно, диапазон взглядов на этот проблемный вопрос был определен задолго до массовой иммиграции , начавшейся в 1880-х годах.

В разгар кампании против инопланетян в 1900-х годах он опубликовал резкую и вызывающую всеобщее восхищение защиту иммиграции .

Важность расы и иммиграции в политике были индикаторами изменяющейся атмосферы.

Закон 1924 года об иммиграции привел к длительному расследованию поступающих иностранных студентов на иммиграционных станциях .

Более того, остров был в значительной степени закрыт для иммиграции , и эмиграции, так что потери можно было отнести строго к смертности.

Программы, которые они отстаивают, разнообразны и затрагивают иммиграционных служб, , торговлю, промышленное развитие, детский труд, качество продуктов питания и корпоративные структуры.

Такие ситуации также требуют, чтобы население было относительно дискретным с небольшим внешним набором через иммиграцию .

Как только консервативные партии серьезно примут платформу против иммиграции / против иностранцев, дивиденды демократических преобразований также могут исчезнуть для радикальных правых партий.

Хотя этот метод потребляет больше энергии, чем пассивная вентиляция или вентиляция с отрицательным давлением, он уменьшает иммиграцию насекомых при вентиляции и охлаждении теплицы.

Хотя жестяные билеты оказались весьма успешными, плантаторы и правительство приняли дополнительные меры по надзору за наймом рабочей силы и иммиграцией .

Эти примеры взяты из корпусов и из источников в Интернете.Любые мнения в примерах не отражают мнение редакторов Cambridge Dictionary, Cambridge University Press или его лицензиаров.

границ | Иммиграция, дискриминация и доверие: просто сложные отношения

Введение

Хотя есть несколько исключений, многие иммигранты, а также представители других этнических групп и / или меньшинств, как правило, меньше доверяют обобщенным другим (Smith, 2010; Ziller, 2017). И это неудивительно, учитывая дискриминацию, которую часто приходится терпеть группам меньшинств.Разрыв в доверии распространяется на иммигрантов и неиммигрантские группы в различных обществах, принимающих иммигрантов в европейском контексте (Kotzian, 2011; Mewes, 2014), включая Данию (Bjørnskov, 2008) и Нидерланды (De Vroome et al., 2013) . Пробелы в доверии также были задокументированы в контексте Северной Америки, в том числе в Канаде и США (Chávez et al., 2006; Hwang, 2017). И наоборот, в случае особого социального доверия к семье, друзьям и родственникам иммигранты, как правило, доверяют членам своей группы больше, чем членам вне группы (Uslaner, 2017).Наконец, когда дело доходит до политического доверия, отношения кажутся противоположными: иммигранты склонны доверять правительству больше, чем коренным жителям, или, по крайней мере, неоднозначно (Bilodeau and Nevitte, 2003).

Хотя во многих исследованиях изучается, насколько дискриминация может иметь значение для доверия иммигрантов (например, Dinesen, 2010, 2012; Dinesen and Hooghe, 2010), ни одно исследование не смогло определить, возникает ли дискриминация в отношении иммигрантов в результате статуса иммигранта или из-за его статуса. раса (через процесс расовой дискриминации).Ключевой способ думать об этих отношениях заключается в том, что мигранты в новом обществе фактически изменили свое относительное положение (Wilkes and Wu, 2018) — многие из них стали не только «мигрантами», но и «расовыми меньшинствами». Рассмотрим, например, мигрантов из Китая. Когда они находятся в Китае, подавляющее большинство (если они ханьцы) будут в группе этнического большинства. По прибытии в любое новое место назначения они, скорее всего, окажутся в группе меньшинства. И очень вероятно, что в этом новом социальном положении они будут подвергнуты дискриминации.Например, в своем исследовании опыта китайских иммигрантов в США Qin et al. (2008) приводят пример студента из Гонконга, который говорит об издевательствах, которые он испытывает: «В Гонконге никто так не обращается со мной… Они не нацелены на одного отдельного студента, они нацелены на целую группу китайских студентов». Это не единичный пример.

В этой статье мы рассмотрим, как дискриминация опосредует отношения между рождением и различными видами доверия.Мы утверждаем, что акцент на , для кого дискриминация имеет значение и для какого доверия, можно использовать для объяснения значения пробелов в доверии между иммигрантами и коренными жителями. В приведенном выше случае выясняется, что студент стал жертвой из-за того, что он иммигрант. Но в контексте США студент также является расовым меньшинством. Коренные представители расовых меньшинств также меньше доверяют (Smith, 2010; Wilkes, 2011). Обе группы часто имеют более высокое политическое доверие. Поэтому мы спрашиваем, отражают ли эти пробелы в доверии и влияние дискриминации характер иммигранта или они отражают принадлежность к расовому меньшинству? В свою очередь, насколько ответ на этот вопрос зависит от типа доверия? Чтобы ответить на эти вопросы, необходимо отделить последствия дискриминации по признаку рождения от последствий дискриминации по признаку расы.

Мы делаем это, рассматривая, как различные категории происхождения, расы и дискриминации влияют на доверие в канадском контексте. Как общество с высоким уровнем иммиграции и высоким доверием, Канада представляет собой идеальный случай для размышлений об этих отношениях. Хотя Канада является обществом с высоким уровнем доверия во всем мире, все же существуют групповые различия в доверии (Сорока и др., 2006). Точно так же, хотя Канада также имеет международную репутацию за разнообразие и политику официального мультикультурализма, принятую в 1988 году, она не застрахована от проблем этнической и расовой дискриминации.Данные для этого исследования включают цикл идентичности 2013 года Канадского общего социального исследования. Мы используем этот набор данных, чтобы проверить, связано ли потенциальное посредническое воздействие дискриминации на разрыв в доверии иммигрантов с расой или рождением.

Иммиграция и доверительное управление

Доверие невидимо. Хотя мы можем наблюдать проявление многих тем социальных наук, таких как протесты, убийства, рождения детей и городские беспорядки, с доверием дело обстоит иначе. Тем не менее, доверие необходимо для самого нашего существования как социальных существ, подобно тому, как кислород играет роль в нашем биологическом выживании.Общество, которое мы знаем, невозможно без доверия. Доверие коррелирует с важными преимуществами на индивидуальном уровне, включая повышение удовлетворенности жизнью, здоровья и счастья (Helliwell et al., 2014).

Таким образом, доверие — это позитивная тема. В отличие от таких проблем, как терроризм, экологические катастрофы, геноцид и бедность, доверие не кажется насущной «проблемой». И все же, как показывает недавний всплеск психологических исследований счастья, это также тот случай, когда негативные темы, такие как депрессия, тревога и самоубийство, когда-то преобладали, позитивные темы теперь широко признаются как важные (см.г., обсуждение Динера в Белич, 2011). Доверие похоже. Хотя это не очевидная проблема как таковая , она в то же время жизненно важна для нашего благополучия. По этим причинам доверие стало одной из наиболее важных областей исследования социальных наук (Uslaner and Brown, 2005).

Доверие — это «обобщенное ожидание, удерживаемое человеком или группой, на которое можно положиться на слово, обещание, устное или письменное заявление другого человека или группы» (Rotter, 1971: 44). На первый взгляд это простая концепция, но она стала предметом серьезных споров.Некоторые ученые говорят, что доверие — это форма «социального кредита» или «инкапсулированного интереса», при котором один человек делает что-то для другого с целью его возвращения в будущем (Coleman, 1988; Hardin, 1999). Другие говорят, что это менее инструментально и больше касается того, связан ли объект доверия с чьими-то общими интересами и благополучием.

В зависимости от объекта или целей доверие может принимать несколько форм, включая социальную (обобщенную, конкретную) и политико-институциональную. Общее доверие — обычно обозначается вопросом «большинству людей можно доверять» относится к обобщенному и неизвестному другому.Было показано, что эта форма доверия положительно влияет на множество других желаемых результатов, включая социальную сплоченность (Putnam, 1993, 1995, 2001), «благополучие» и «управление» (Uslaner, 2017; стр. 1). Конкретное доверие в целевых группах, таких как семья, друзья или родственники, или даже расовые и этнические группы, является неотъемлемой частью групповой сплоченности и межгрупповых отношений (Yuki et al., 2005). Политическое доверие необходимо для эффективного функционирования правительства (Citrin, 1974; Easton, 1975; Wu and Wilkes, 2018a).Правительство не может принимать эффективную политику или принимать трудные решения, если его граждане не верят, что оно поступает правильно.

Точно установлено, что в среднем иммигранты склонны доверять другим обобщенным меньше, чем родившимся по рождению (см. Билодо и Невитт, 2003; Каземипур, 2006; Нахайе, 2008; Штолле и др., 2008; Дершлер и Джексон, 2012; Hwang, 2013; Nakhaie, de Lint, 2013). Этот результат справедлив в отношении Канады (Baer et al., 1993; Hwang, 2013), Европы (Kotzian, 2011; Mewes, 2014) и некоторых групп в Соединенных Штатах (Uslaner, 2008).В случае особого социального доверия, члены группы склонны доверять своим членам группы больше, чем членам вне группы (Uslaner, 2017). С другой стороны, в случае политического доверия, в то время как многие расовые группы коренных жителей, такие как чернокожие американцы и коренные народы, обычно имеют более низкое политическое доверие (Avery, 2006, 2010; Wilkes, 2014, 2015; Hwang, 2017), некоторые иммигранты группы, как правило, имеют более высокое политическое доверие (Nevitte and Bilodeau, 2003; Bilodeau and White, 2016). Эти пробелы в доверии важны не только для самих людей, но и для большей сплоченности общества.

Несколько исследований объясняют более низкое общее доверие групп иммигрантов тем фактом, что они пришли из обществ, порождающих недоверие (Uslaner, 2008; Dinesen, 2012, 2013; De Vroome et al., 2013; Ziller, 2014). Этот аргумент был проверен путем изучения того, различаются ли уровни доверия между мигрантами (в новом обществе) и коренными жителями (в новом обществе), а также каков средний уровень доверия в точке происхождения. Однако, как показывают приведенные выше примеры, все еще остается неясным, отражают ли пробелы в доверии различия в опыте рождения или различия, основанные на расовой принадлежности (или и том и другом), и если да, то как это может быть связано с дискриминацией в новом обществе.

Дискриминация как посредник

Дискриминация означает «ненадлежащее и потенциально несправедливое обращение с людьми из-за членства в группе». (Довидио и др., 2008: стр. 8; см. Также Allport, 1979). Хотя дискриминация — это поведение или опыт, ее корни — это предвзятое (то есть негативное) отношение к конкретному человеку, основанное на стереотипных взглядах на группу, которую человек воспринимает как принадлежащую Петтигрю (1998). Как показывают ряд ученых, проводящих экспериментальные исследования, дискриминация не обязательно происходит на сознательном уровне (Foschi, 2000; Ridgeway, 2001).Очевидно, что хотя дискриминация может происходить на основе многих предполагаемых характеристик — возраста, пола, внешнего вида и т. Д., — здесь интерес представляет расовая и этническая дискриминация. Как отмечает Куиллиан (2006: стр. 302), «дискриминация — это разница между обращением, которое на самом деле получает целевая группа, и тем лечением, которое они получили бы, если бы не были членами целевой группы, но в остальном были бы такими же».

Дискриминация, вероятно, будет особенно заметным предиктором доверия, потому что это не характеристика, с которой в какой-то степени можно смириться или даже изменить, это внешний набор событий и переживаний, который формирует способность успешно ориентироваться. жизнь в большом обществе.Более того, из-за этих переживаний и их повседневной непредсказуемости люди никогда не могут быть уверены, где и когда эти переживания повторится снова. Лица, подвергшиеся дискриминации, всегда должны быть настороже и поэтому не могут позволить себе доверять. Вот почему «меньшинства, которые чувствуют себя дискриминированными, будут менее оптимистичны в отношении своих перспектив приобщиться к благам общества». (Ротштейн и Усланер, 2005: с. 51). Кумлин и Ротштейн (2007), например, утверждают, что, если люди сталкиваются с дискриминацией в одном направлении, например, в политической сфере, это также распространится и повлияет на другие формы доверия, включая доверие к другим.

Существует несколько исследований, в которых рассматривалась взаимосвязь между дискриминацией и доверием, и это было сделано для конкретных групп иммигрантов. Либкинд и Лахти (2000), например, обнаружили, что дискриминация влияет на доверие к учреждениям для шести из семи групп иммигрантов в Финляндии. Кяэрияйнен и Ниеми (2014) проанализировали связь между опытом дискриминации и доверием к полиции для русских и сомалийских меньшинств в Финляндии, но обнаружили связь только для сомалийцев, вывод, который они приписывают (хотя и не проверяют напрямую) расовой дискриминации.Шилдкраут (2005) считает, что восприятие дискриминации на индивидуальном уровне снижает доверие латиноамериканцев к правительству США. Напротив, Динесен (2010) обнаружил, что ранний опыт дискриминации не влияет на общее доверие среди датских иммигрантов.

Тем не менее, преобладающий подход в этих исследованиях заключается в рассмотрении влияния дискриминации на доверие между группами иммигрантов или рассмотрении взаимосвязи между дискриминацией и доверием внутри групп иммигрантов (умеренность). На рисунке 1 показан стандартный модерирующий подход к доверительным отношениям между иммиграцией и дискриминацией.По сути, этот подход заключается в проверке того, является ли влияние дискриминации на доверие переменным, т. Е. Является ли доверие некоторых групп иммигрантов более чувствительным к дискриминации. Однако этот подход не может объяснить, в какой степени дискриминация объясняет разрыв в доверии между иммигрантами и коренными жителями. Тот факт, что уровней дискриминации выше (или потенциально выше) для иммигрантов и / или расовых групп, также необходимо принимать во внимание и делать это как нечто большее, чем контроль.Это потому, что концептуально важно то, что иммигранты обычно подвергаются большей дискриминации, чем коренные жители. Хотя небольшое меньшинство могло столкнуться с дискриминацией по месту своего происхождения, дискриминация — это опыт, который зависит от местоположения в новом принимающем обществе (см. Также Dinesen, 2012, 2013 о движении от обществ с низким уровнем доверия к обществам с высоким уровнем доверия). Этот последний сценарий предполагает скорее посреднические, чем модерирующие отношения, и, следовательно, является объяснением, в котором акцент делается на том, почему, а не на том, как группы различаются (Reskin, 2003).Рисунок 2 выше иллюстрирует эти опосредующие отношения, где эффект иммигрантского статуса объясняется дискриминацией, а основное внимание уделяется пробелам в доверии. В обоих случаях мы включаем рождение и расу как подкомпоненты концепции иммиграции.

Рисунок 1 . Умеренность в отношениях.

Рисунок 2 . Посреднические отношения.

На сегодняшний день только в одном исследовании (Röder and Mühlau, 2012) была предпринята попытка рассмотреть взаимосвязь между дискриминацией и доверием таким образом, и оно фактически не измеряет дискриминацию.Рёдер и Мюлау (2012) проверяют, может ли дискриминация объяснять различия в доверии к государственным учреждениям между мигрантами первого и второго поколений и коренными жителями 26 европейских стран в период с 2002 по 2006 год, и обнаружили незначительный эффект. Однако все меры, которые они используют для обозначения дискриминации — независимо от того, является ли респондент этническим меньшинством, исповедует нехристианскую религию, говорит на другом языке или является членом группы, которая подвергается дискриминации — фактически указывает на дискриминацию — являются, возможно, индикаторами различных аспектов этнической принадлежности, а не индикаторов дискриминации.Немногочисленные исследования, в которых использовался подход посредничества для объяснения этнических различий в доверии (например, см. De Vroome et al., 2013; Wilkes and Wu, 2018), не содержат меры дискриминации и не используют формальный анализ посредничества. Точно так же, хотя Доудс и Ву (2018) включают модели, которые рассматривают, как дискриминация опосредует разрыв доверия между черными и белыми, а также между латиноамериканцами и белыми в Луизиане, они не используют формальный тест на посредничество. Сила системы посредничества заключается в том, что она не только позволяет нам оценить, объясняет ли дискриминация некоторое влияние статуса иммигранта на доверие, но также, как мы подчеркиваем ниже, относительную важность дискриминации в объяснении доверия для разных иммигрантов и коренных жителей. и расовые группы.

Чтобы проверить эту взаимосвязь эмпирически, требуются наборы данных, которые содержат достаточное количество иммигрантов и принадлежат к расам. Проблема в том, что в большинстве наборов данных количество респондентов, которые идентифицируют себя как иммигрантов и / или представителей меньшинств, невелико (за исключением, например, Uslaner, 2011; Dinesen, 2012; De Vroome et al., 2013). Набор данных по конкретной стране, например, может содержать только тысячу респондентов и, следовательно, будет иметь ответы только от ограниченного числа иммигрантов и / или расовых меньшинств.Helliwell et al. (2014) имеют выборку из более чем 6000 иммигрантов, но поскольку эта выборка получена из 127 стран, в каждой стране насчитывается в среднем 47 иммигрантов. Дершлер и Джексон (2012) сравнивают 96 мусульман в Германии с более чем 3000 немусульман. Nannestad’s et al. (2014) сравнительный трест различных этнических групп в Дании включает 276 турок, 267 пакистанцев, 115 боснийцев и 64 бывших югославов. Затем это препятствует детальному анализу неоднородности внутри меньшинств (за исключением см. De Vroome et al., 2013). Другая проблема заключается в том, что, хотя большинство наборов данных о доверии, таких как «Мировые ценности» или «Европейские социальные исследования», содержат показатели социального капитала и социально-экономического статуса, как правило, нет прямых критериев дискриминации.

Мы делаем это здесь, используя данные из 27 цикла Общего социального исследования Канады за 2013 год «Социальная идентичность, добровольное участие и добровольное участие», собранные Статистическим управлением Канады. Как общество с высоким уровнем иммиграции и высоким уровнем доверия, Канада представляет собой идеальный случай для размышлений об этих отношениях.Хотя Канада имеет международную репутацию за разнообразие и политику официального мультикультурализма, она не застрахована от проблем дискриминации. Еще важнее то, что по состоянию на 2016 год более одной пятой населения Канады родились за границей (Статистическое управление Канады, 2016). Это, в сочетании с очень большим размером выборки CGSS ( N = 27 695), означает, что насчитывается более 9 000 иммигрантов (и более 6 000 цветных).

Принимая во внимание эти различия, можно ожидать, что дискриминация (частично) опосредует разрыв доверия между иммигрантами и коренными жителями в контексте Канады.То есть статус иммигрантского меньшинства связан с усилением дискриминации, которая, в свою очередь, снижает доверие — статус иммигранта косвенно влияет на доверие через дискриминацию. Более конкретно, если эти отношения существуют только для групп, основанных на расе, то влияние рождения на доверие заключается в том, что они дискриминируются как расовое меньшинство. И наоборот, если эта взаимосвязь между иммиграцией, дискриминацией и доверием существует только для групп, основанных на рождении, то влияние на доверие заключается в том, что вас дискриминируют как иммигрантское меньшинство, возможно, из-за какого-либо другого фактора, такого как язык или социальные стереотипы о месте происхождения. .Если принять для сравнения четыре возможные группы (белые канадцы, расовые меньшинства канадского происхождения, белые иностранцы, расовые меньшинства иностранного происхождения), то можно выдвинуть три возможные гипотезы.

h2: Дискриминация опосредует разницу в доверии между белыми канадцами и всеми остальными (цветными людьми, рожденными в Канаде, белыми иностранцами и цветными людьми, рожденными за границей). Это может указывать на то, что влияние дискриминации на доверие опосредует эффекты как рождения, так и расовой принадлежности.

h3: Дискриминация опосредует разницу в доверии между канадцами (белые и цветные) и иностранцами (белые и цветные). Это может указывать на то, что влияние дискриминации на доверие лишь опосредует последствия рождения.

h4: Дискриминация опосредует разницу в доверии между белыми (канадскими и иностранными) и цветными (канадскими и иностранными). Это указывало бы на то, что влияние дискриминации на доверие лишь опосредует эффекты расовости.

При этом говорится, что эти гипотезы сосредоточены в первую очередь на том, существуют ли разрывы в доверии между различными национальными и расовыми группами. В настоящее время утверждается, что эти гипотезы распространяются на все три типа доверия. Какая из этих гипотез верна, также может зависеть от типа доверия. Таким образом, для каждого типа доверия есть три возможные гипотезы, которые необходимо проверить.

Данные

Модель социальной идентичности GSS разработана для того, чтобы «понять, как строится социальная интеграция между людьми, живущими в современном разнообразном обществе с множеством этнических групп и происхождения» (Статистическое управление Канады, 2013).Статистическое управление Канады далее заявляет, что «вопросы о социальных сетях и нормах доверия исследуют социальные модели, которые объединяют общество». Набор данных содержит несколько показателей дискриминации. Большинство наборов данных либо содержат слишком мало меньшинств, либо не содержат прямых критериев дискриминации.

Иммигранты, коренные и / или белые / цветные и коренные народы

Мы идентифицируем иммигрантов и коренных жителей по месту рождения (brthcan). В разделе «Место рождения» задается вопрос, родился ли респондент в Канаде или за ее пределами.Хотя у нас нет групповых идентификаторов, у нас есть переменные типа «да / нет» для видимого меньшинства (vismin) и «Аборигенность» (AMB_01). В этой статье мы заменили термины «видимое — невидимое меньшинство» терминами «люди белого цвета». Мы не используем видимое меньшинство, потому что в контексте Канады это неправильное название — например, по состоянию на 2018 год в Ванкувере и некоторых прилегающих районах видимое меньшинство является белым.

Мы также используем коренные, а не аборигенные, потому что это более широко используемый термин в современном канадском контексте.Кроме того, хотя коренные народы явно являются «коренными жителями», их нельзя отнести к той же категории, что и некоренные коренные жители. Это связано с тем, что «идентичность коренных народов существует в непростом балансе между концепциями общей« индийской принадлежности »как расовой идентичности и конкретной« племенной »идентичности как национальной принадлежности коренных народов». (Лоуренс, 2003: стр. 4; см. Также Cardinal, 1999; Christie, 2005). Это, в сочетании с тем фактом, что характер дискриминации, с которой сталкиваются коренные народы, может быть качественно иным, требует их включения в качестве отдельной группы.

Мы объединили эти вопросы, чтобы идентифицировать белых канадцев, цветных людей, рожденных в Канаде, белых, родившихся за границей, цветных людей, родившихся за границей, и коренных жителей. Обратите внимание, что в дальнейшем мы заменяем термин «коренные» на «рожденные в Канаде». К коренным народам относятся все лица, относящиеся к аборигенам — коренные народы, инуиты и метисы.

Зависимые переменные: обобщенное, конкретное и политическое доверие

Мы рассматриваем три различных типа доверия — два вида социального доверия — общее доверие (к неизвестным другим) и доверие к более конкретным другим — а также политическое доверие.Общее доверие измеряется с помощью вопроса «Доверие к людям в целом» (TIP_10), в котором респондентам задается вопрос: «В общем, можете ли вы сказать, что большинству людей можно доверять или что нельзя быть слишком осторожным в отношениях с людьми?» Это бинарная мера, имеющая два результата: «Большинству людей можно доверять» и «Нельзя быть слишком осторожным в отношениях с людьми». Конкретное социальное доверие измеряется с помощью аддитивного индекса доверия к людям по соседству (TIP_15), доверия к людям, говорящим на другом языке (TIP_22), и доверия к незнакомцам (TIP_25).Все три были закодированы по шкале от 1 до 5, где 1 означало «Нельзя доверять вообще», а 5 — «Можно много доверять». Факторный анализ большего списка вопросов по конкретным другим показал, что эти три были совпадающими (факторные нагрузки составляют 0,77, 0,74 и 0,64), и поэтому мы включили их в индекс, который затем изменили с 1 до 5, разделив на три. Мы измеряем политическое доверие, используя аналогичный индекс трех переменных, обозначающих степень доверия респондента к полиции (CII_Q1), системе правосудия и судам (CII_Q15) и Федеральному парламенту (CII_Q40).Все три были закодированы по шкале от 1 до 5, где 1 означало «Нет уверенности», а 5 — «Большая уверенность». Эти конкретные объекты доверия широко используются в исследованиях доверия и нагрузке на один фактор (факторные нагрузки составляют 0,65, 0,77 и 0,65) (см. Также Wu and Wilkes, 2018b).

Посредники: предполагаемая дискриминация

Дискриминация (воспринимаемая) измеряется тремя вопросами, указывающими, «подвергались ли респонденты дискриминации» по признаку этнической принадлежности (DIS_15), расы (DIS_20) или какой-либо дискриминации за последние 5 лет (дискриминация).Таким образом, это была серия результатов, которым предшествовало заявление о пережитой дискриминации. В последнем случае это может включать предполагаемую дискриминацию по признаку этнической принадлежности, расы, а также пола, возраста или некоторых других характеристик. Все это бинарные меры, где 1 означает да, а 0 означает нет. Поскольку факторный анализ показал, что, за исключением первых двух, они не загружаются в один и тот же компонент или во все группы, мы не включаем их в индекс.

Контрольные переменные: социально-экономический статус, социальный капитал и демография

Социально-экономический статус обозначается образованием (Dh2GED) и статусом работы (MAR_110).Образование — это переменная с четырьмя категориями, где 1 указывает на то, что ниже средней школы, 2 окончили среднюю школу, 3 имеют диплом о высшем образовании и 4 имеют диплом о высшем образовании. Изначально рабочая переменная имела 10 категорий, и, поскольку во многих из этих групп было небольшое число, мы перекодировали эту меру, чтобы обозначить четыре группы: работающие полный или неполный рабочий день, студенты, пенсионеры и другие. Мы также провели все анализы с использованием переменной дохода домохозяйства (incmhsd) — результаты аналогичны, но не сохранили ее, так как это не наш ключевой показатель, а также потому, что на уровне 22% его коэффициент пропусков был слишком высоким (см. Сноску 8).

Социальный капитал, важный элемент контроля в любом исследовании доверия, измеряется волонтерством (VCG_300) и количеством друзей (SCF_100C). Волонтерская мера — это индикатор «да / нет» того, был ли респондент волонтером в течение последних 12 месяцев. Число друзей — это открытый вопрос о количестве близких друзей. Чтобы устранить перекос в верхней части этого показателя, мы перекодировали все ответы выше 11 в категории 11. Хотя это не показатель социального капитала как таковой , мы также учитываем политический интерес (REP_05), который спрашивает респондентов об их интересе к политике от «очень заинтересован» до «совсем не заинтересован».«Мы перекодировали эту переменную так, чтобы неинтересующие категории находились в нижней части шкалы, а очень заинтересованные — в верхней части шкалы.

Демографические данные включают возраст (AGEGR10), пол (пол) и семейное положение (марстат). Возраст измеряется по 7-балльной шкале, обозначающей от низкого до высокого уровня следующие возрастные группы: 15–24, 25–34, 35–44, 45–54, 55–64, 65–74 и 75 лет и старше. Секс — это бинарная форма, в которой один означает эффект женственности. Изначально семейное положение имело шесть категорий, которые мы перекодировали в бинарную меру, обозначающую женат или женат.все другие. Мы также включаем городское проживание (LUC_RST) в значительной степени потому, что оно может иметь уникальное распределение по группам в канадском контексте, где многие коренные народы живут в сельских районах и в заповедниках. Этот показатель кодируется как 1, если респондент проживал в крупных городских населенных пунктах (CMA / CA), по сравнению с 0, если они проживали в сельской местности / небольших населенных пунктах (а также остров Принца Эдуарда, который кодируется как отдельная категория и был кодируется как 0).

Методы

В дополнение к общему описательному и двумерному анализу мы провели многомерный анализ с целью определения степени, в которой дискриминационные переменные (M — посредник) опосредуют влияние иммиграционных мер (X — независимая переменная) на доверие (Y — зависимая Переменная).Как отмечает Проповедник (2015: стр. 846), поскольку это зависит от множества факторов, включая теорию, дизайн исследования, данные и выборку, «не существует универсально правильного подхода» к посредничеству. До относительно недавнего времени стандартным формальным подходом к анализу посредничества был трехэтапный метод Барона и Кенни (1986), где (1) X регрессировал по Y; (2) M регрессировал на Y; и, наконец, (3) M регрессировал на X (см., например, Carpiano and Hystad, 2011). Если все три модели демонстрируют значительный эффект, это свидетельствует о наличии опосредующей связи, значимость которой подтверждается тестом Собела (1982).Хотя этот подход широко используется (Барон и Кенни цитировались более 24000 раз), этот подход требует модели с одним, а не несколькими посредниками, одной, а не несколькими независимыми переменными, непрерывными мерами и набором данных с большим размером выборки.

Несмотря на то, что у нас большой размер выборки, у нас также есть несколько посредников (три бинарных показателя воспринимаемой дискриминации — этническая, расовая и любая дискриминация), набор независимых переменных из нескольких категорий и три показателя результатов, одна из которых — обобщенная. доверие — бинарное, а не непрерывное.Мы используем формальный Kohler et al. (2011) (KHB), который был разработан для сравнения «оценочных коэффициентов двух вложенных вероятностных моделей» (420). Есть две причины, по которым мы используем именно этот метод. Во-первых, в случае бинарных результатов, таких как обобщенная мера доверия, метод KHB решает проблему изменения масштаба (например, см. Mood, 2010; Christensen and Carpiano, 2014; Yang and Park, 2015). Во-вторых, метод KHB можно использовать с независимыми переменными нескольких категорий, а также с несколькими посредниками (Kohler et al., 2011). Все многомерные анализы взвешиваются по индивидуальной переменной WGHT_PER.

Выводы

Таблица 1 предоставляет описательную статистику для зависимых (Y) показателей доверия, опосредующих (M) показателей воспринимаемой дискриминации и контрольных переменных для пяти независимых (X) групп рождения. Что касается доверия, независимо от его типа, существуют явные различия между группами. Общее доверие наиболее высоко среди белых иностранцев. Цветные люди, независимо от того, где они родились, имеют одинаковый уровень общего доверия, и он самый низкий среди коренных народов.Что касается доверия к определенным другим людям, то оно выше всего для белых, независимо от места рождения, за ним следует коренное население и меньше всего — для цветных. Наконец, если обратиться к политическому доверию, результаты показывают, что оно наиболее высоко среди цветных и белых людей иностранного происхождения. Уровни ниже для группы, родившейся в Канаде, но такие же в зависимости от статуса видимого меньшинства. Уровень политического доверия самый низкий среди респондентов из числа коренного населения.

Таблица 1 . Средний уровень доверия, по рождению.

Результаты также показывают, что неудивительно, что существуют резкие различия в степени воспринимаемой дискриминации, с которой сталкиваются члены разных групп. Цветные люди канадского происхождения испытывают (или чаще всего сообщают о таком опыте) самый высокий уровень всех форм предполагаемой дискриминации (кроме физической) по всем направлениям. Около трети членов этой группы сообщают об этнической и расовой дискриминации и почти половина сообщают о какой-либо форме дискриминации за предыдущие 5 лет.Цветные люди, родившиеся за границей, и представители коренных народов также сообщают о высоких показателях этнической и расовой дискриминации. Наконец, как и следовало ожидать, мы видим, что уровень этнической, расовой и общей дискриминации намного ниже для двух белых популяций. Тем не менее, по крайней мере четверть обеих групп сообщают о том, что они сталкивались с какой-либо формой дискриминации за предыдущие 5 лет. Эти более высокие уровни дискриминации среди расовых групп меньшинств показывают, что более частый опыт дискриминации является вероятным объяснением того, почему меньшинства могут иметь меньшее доверие, чем члены группы большинства.

Распределение контрольных переменных значительно различается по пяти группам, что указывает на важность включения их в любую модель обобщенного доверия. Например, среди населения, родившегося за границей, более высокие показатели окончания университетов, чем среди уроженцев Канады. Эта группа (цветная) также имеет более высокий уровень занятости. Человек цветного происхождения, родившийся за границей, с наибольшей вероятностью будет трудоустроен, а цветное лицо канадского происхождения — в наименьшей степени. Ставки аналогичны для трех других групп.Распределение социального капитала действительно различается по группам, хотя и не так заметно, как для некоторых других категорий. Белое население (коренное и родившееся за границей) значительно старше цветного населения и коренного населения. Канадцы из цветного населения также реже вступают в брак, чем представители любой другой группы. Кроме того, цветные люди (независимо от места рождения) гораздо реже живут в сельской местности, чем белые или коренные жители.

В таблице 2 представлены результаты посреднического анализа логистического регрессионного анализа обобщенного доверия, включая контроль демографии, SES и социального капитала. Первый столбец показывает логарифмические шансы на доверие данного пути, а второй и третий столбцы показывают, соответственно, является ли этот путь статистически значимым, и надежная стандартная ошибка. Для каждой группы мы предоставляем общий эффект, который относится к разрыву в доверии между этой конкретной группой и белыми канадцами.Следующие две строки разделяют этот эффект на часть общего эффекта, которая является прямой, и часть общего эффекта, опосредованную через воспринимаемые переменные различения. Последние два в сумме дают общий эффект. Четвертый столбец показывает процент от общего эффекта, приходящийся на путь посредничества. Этот процент следует интерпретировать осторожно, поскольку больший процент де-факто не означает большего общего эффекта — больший процент может объяснять очень небольшой эффект.Пятый столбец показывает процент этого общего эффекта, приписываемый каждой опосредующей переменной в модели.

Таблица 2 . KHB-посредник анализирует степень, в которой дискриминация опосредует влияние статуса рождения на общее доверие.

Результаты в таблице 2 показывают, что предполагаемая дискриминация является основной причиной разрыва в общем доверии между цветными людьми канадского происхождения и белыми канадцами (дискриминация объясняет 54,6% разрыва).Общий эффект или разрыв между этими группами составляет -0,317, разрыв, который становится намного меньше, если принять во внимание опосредующий эффект воспринимаемой дискриминации -0,173 — или, как показано в четвертом столбце, — почти 54,6% эффекта (например, частичное посредничество ). Этот конкретный посреднический эффект проявляется в основном через этническую дискриминацию (42%) и в меньшей степени через расовую или любую дискриминацию (около 28%, соответственно). Напротив, результаты показывают, что предполагаемая дискриминация не устраняет разрыв в доверии между белыми, рожденными за границей, и белыми, рожденными в Канаде (разрыв в пользу белых, рожденных за границей).Тот факт, что общий процент, объясняемый дискриминацией, является отрицательным, указывает на то, что дискриминация во всяком случае подавляет другие факторы. Для цветных людей, рожденных за границей, а также для коренных жителей картина похожа на цветных людей, рожденных в Канаде. Существует более низкое общее доверие и частичное устранение разрыва через воспринимаемую дискриминацию. В данном случае дискриминация объясняет соответственно 38 и 48% разрыва.

В таблице 3 представлены результаты регрессионного анализа доверия к определенным другим людям с помощью OLS.Общие эффекты демонстрируют модель, аналогичную обобщенному доверию. Существует отрицательный разрыв в доверии между цветными людьми канадского происхождения, цветными людьми иностранного происхождения и коренными народами, что указывает на то, что члены первых групп в среднем имеют меньшее доверие, чем белые канадцы (−0,171, −0,310 и −0,191 соответственно). Воспринимаемая дискриминация частично опосредует эти пробелы, и, как и в случае с общим доверием, чаще всего дискриминацией объясняются цветные люди канадского происхождения (42%).

Таблица 3 . Посредничество KHB анализирует степень, в которой дискриминация опосредует влияние статуса рождения на доверие к конкретным другим людям.

В таблице 4 представлены результаты анализа регрессионного анализа политического доверия OLS. Для цветных людей канадского происхождения кажется, что общий разрыв в политическом доверии с белыми канадцами очень невелик. Однако, поскольку прямой эффект положительный (0,075), а опосредующий эффект через дискриминацию отрицательный (-0.108) это случай конкурентного посредничества, то есть паттерн, в котором опосредованный и прямой эффект примерно одинакового размера, но действует в разных направлениях (см. Zhao et al., 2010). Это также объясняет, почему общий процент посредничества так велик. Не существует посреднического эффекта дискриминации для белых, рожденных за границей, но она снижает политическое доверие цветных лиц, рожденных за границей (−0,081). Важно отметить, что общий эффект положительный для обеих групп, родившихся за границей, что указывает на то, что политическое доверие выше, чем у рожденных в Канаде (см. Также Билодо и Уайт, 2016).Наконец, политическое доверие к коренным народам значительно ниже (-0,163), и примерно половина этого эффекта опосредована дискриминацией.

Таблица 4 . Посредничество KHB анализирует степень, в которой дискриминация опосредует влияние статуса рождения на политическое доверие.

Воспринимаемая дискриминация опосредует этнический разрыв в доверии. Мы также стремились рассмотреть, отражают ли эти отношения влияние расы, происхождения и / или коренного происхождения. Дискриминация играет большую роль посредника между рождением и доверием иммигрантов, которые также являются цветными.Эта разница возникает из-за того, что цветные люди, независимо от того, родились они в Канаде или нет, и коренные народы сообщают о более высоких показателях дискриминации, чем белые в Канаде или за границей.

Иммигранты имеют более низкое общее доверие и более низкое доверие к конкретным другим из-за дискриминации, с которой они сталкиваются как расовые меньшинства, а не потому, что они иммигранты как таковые (h4). В случае общего доверия и доверия к конкретным другим, анализ Канадского общего социального исследования 2013 года показывает, что существует опосредующий эффект дискриминации на доверие по признаку расы, но не иммигрантского статуса.

Заключение

Напряженность в отношениях с мусульманами из-за Буркини во Франции, поддержка выхода Великобритании из Европейского Союза и даже недавние дебаты по поводу иностранной собственности на жилье в Канаде ясно иллюстрируют проблемы, с которыми сталкиваются меньшинства иммигрантов во многих странах. В основе этих проблем лежит кризис доверия — увеличивающийся разрыв в доверии между иммигрантами и расовыми меньшинствами и большинством населения в учреждениях и органах власти.

Но отмечая, что существует кризис доверия, связанный с группами меньшинств, не объясняет, почему он возникает.Статус группы меньшинства — это просто контейнер или «черный ящик» для других переживаний и характеристик (Tilly, 2001; Reskin, 2003). Необходимо определить механизм, то есть процесс или набор опыта, посредством которого эти маркеры группы состояний соединяются с доверием. Этот документ вносит свой вклад в эти усилия, рассматривая степень, в которой дискриминация является механизмом, который может объяснить групповые различия в доверии. Хотя широко распространено мнение, что этнические и расовые разрывы в доверии проистекают из дискриминации, этот аргумент еще предстоит проверить.

Причина этого пробела в том, что в случае иммиграции, доверия и дискриминации основное внимание уделялось универсальному эффекту дискриминации среди групп иммигрантов, а в меньшем количестве исследований — тому, может ли влияние дискриминации иметь большее значение. для одних групп, чем для других. Тот факт, что некоторые группы, в том числе иммигранты, подвергаются гораздо большей дискриминации, чем другие, остается неявным. Чтобы принять во внимание различные уровни дискриминации, то есть некоторые группы подвергаются большей дискриминации, чем другие, необходимо перейти от сдерживающего подхода к посредническому подходу.Это влечет за собой переход от объяснения общих совокупных уровней доверия к объяснению пробелов в доверии на основе групп. Ограниченное количество исследований в литературе о доверии, которые пытались объяснить групповые разрывы в доверии между этническими группами и группами иммигрантов (например, см. De Vroome et al., 2013; Hwang, 2017), еще не рассматривали непосредственный опыт дискриминации. или использовать какой-либо формальный тест на посредничество.

Результаты ясно показывают, что расу необходимо отделить от статуса рождения.Этот вывод важен, особенно в контексте огромных изменений в глобальных моделях миграции и увеличения миграции небелого населения как в Европе, так и в Северной Америке. В случае общего доверия и доверия к определенным другим людям анализ Общего социального исследования Канады 2013 года показывает, что существует опосредующий эффект дискриминации на доверие по признаку расы и коренного происхождения, но не иммигрантского статуса. Результаты ясно показывают, что важны и раса, и коренное происхождение, и что их необходимо отделить от статуса рождения.Этот вывод важен, особенно в контексте огромных изменений в глобальных моделях миграции и увеличения миграции небелого населения как в Европе, так и в Северной Америке.

Если дискриминация имеет значение для коренных жителей, это означает, что, независимо от того, «догоняют» ли группы меньшинств иммигрантов другие факторы, влияющие на доверие, вряд ли будет эффект догоняющего с точки зрения доверия второго поколения. . Это может частично объяснить, почему, хотя Канада, как правило, является страной с высоким уровнем доверия, она не застрахована от проблем с доверием: Black Lives Matter перекликается с опытом многих в канадских городах, франкофоны неизменно меньше доверяют, и есть запрос на убитых и пропавших без вести женщин из числа коренных народов.Ни одна из первых двух групп не является недавними иммигрантами, а третья — коренными народами.

Однако эти результаты зависят от типа доверия. В случае политического доверия результаты помогают объяснить предыдущую работу, показывающую, что члены некоторых групп меньшинств имеют более высокое политическое доверие, чем члены группы большинства. Мы обнаружили, что лица, рожденные за границей, не проявляют разницы в политическом доверии или на самом деле доверяют больше, чем белые канадцы. Это происходит из-за конкурентного посредничества, то есть паттерна, в котором опосредованный и прямой эффект примерно одинакового размера, но действует в разных направлениях (см. Zhao et al., 2010). То, что прямое влияние рождения за границей является положительным, вероятно, связано с тем, что учреждения в Канаде в целом заслуживают доверия — по крайней мере, в глобальном масштабе, и, следовательно, группы меньшинств часто обращаются к государству за защитой (Maxwell, 2010). Однако, похоже, эти отношения не существуют для тех, кто непосредственно испытал дискриминацию. Еще одна проблема заключается в том, что в случае политического доверия для коренных народов политическое доверие ниже, и это усугубляется непосредственным опытом дискриминации.Слишком часто эта группа не включается в сравнение рожденных и иммигрантов, и следует признать, что различие в месте рождения может не иметь отношения ко многим коренным народам (например, см. Deer, 2011; Fenelon, 2016).

Наконец, есть несколько направлений для дальнейших исследований, которые вытекают из представленной здесь работы. Во-первых, подход посредничества, используемый в этой статье, можно использовать либо для объяснения пробелов в других результатах, которые различаются между иммигрантами и коренными жителями. Это может включать экономические результаты, такие как доход, политические результаты, такие как голосование, и социальные результаты, такие как благополучие и счастье.Во-вторых, подход к посредничеству может быть расширен с учетом роли других типов посредников, включая демографические данные, социально-экономические ресурсы и социальный капитал. Хотя дискриминация часто была наиболее важным фактором, она не была повсеместной, и в большинстве случаев это частичное посредничество в диапазоне от 20 до 50%. Таким образом, около 50% разрыва в доверии все еще требует объяснения. В-третьих, хотя мы сосредоточились на непосредственном опыте дискриминации, мы не хотим предполагать, что дискриминация также не имеет значения из-за ее связи с другими коррелятами доверия.Возьмем, к примеру, образование, которое является формой человеческого капитала, ведущей к более высокому доверию. В случае с иммигрантами и расовыми группами меньшинств, помимо явной дискриминации, существуют также специфические дискриминационные и колониальные институциональные истории, которые приводят к более низким общим уровням самих факторов, таких как образование, которые, в свою очередь, предсказывают общие уровни интеграции и благополучия. .

Авторские взносы

Все перечисленные авторы внесли существенный, прямой и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее к публикации.

Финансирование

Поддержку оказал Riksbankens Jubileumsfonds: Шведский фонд гуманитарных и социальных наук, проект №. NHS14-2035: 1, а также грантом Канадского совета социальных и гуманитарных исследований.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Сноски

Список литературы

Олпорт, Г.W. (1979). Природа предрассудков. Рединг, Массачусетс: Аддисон-Уэсли.

Google Scholar

Эйвери, Дж. М. (2006). Источники и последствия политического недоверия среди афроамериканцев. Am. Полит. Res. 34, 653–682. DOI: 10.1177 / 1532673X06286366

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эйвери, Дж. М. (2010). Политическое недоверие среди афроамериканцев и поддержка политической системы. Полит. Res. Q. 62, 132–145.DOI: 10.1177 / 1065912

6342

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Баер Д., Грабб Э. и Джонстон В. (1993). Национальный характер, региональная культура и ценности канадцев и американцев. Банка. Rev. Soc. 30, 13–36. DOI: 10.1111 / j.1755-618X.1993.tb00933.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Барон Р. и Кенни Д. А. (1986). Различие переменных модератора и посредника в социально-психологическом исследовании: концептуальные, стратегические и статистические соображения. J. Pers. Soc. Psychol. 51, 1173–1182. DOI: 10.1037 / 0022-3514.51.6.1173

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Билодо, А., Невитт, Н. (2003). Политическое доверие для нового режима: случай иммигрантов из недемократических стран в Канаде . Ежегодное собрание Канадской ассоциации политических наук, Галифакс, штат Нью-Йорк.

Билодо, А., Уайт, С. (2016). Доверие среди недавних иммигрантов в Канаде: уровни, корни и последствия для интеграции иммигрантов. J. Ethn. Мигр. Stud. 42, 1317–1333. DOI: 10.1080 / 1369183X.2015.1093411

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бьёрнсков, К. (2008). Социальное доверие и дробление: возможное переосмысление. Eur. Социол. Ред. 24, 271–283. DOI: 10.1093 / esr / jcn004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кардинал, Х. (1999). Несправедливое общество . Ванкувер, Квебек: Дуглас и Макинтайр.

Google Scholar

Карпиано, Р.М., и Хистад, П. У. (2011). Чувство принадлежности к сообществу в опросах о состоянии здоровья: какой социальный капитал он измеряет? Health Place 17, 606–617. DOI: 10.1016 / j.healthplace.2010.12.018

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Каттерберг, Г., Морено, А. (2006). Индивидуальные основы политического доверия: тенденции в новых и установившихся демократиях. Внутр. J. Общественное мнение. Res. 18, 31–48. DOI: 10.1093 / ijpor / edh081

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чавес, М.Л., Вамплер Б. и Буркхарт Р. Э. (2006). Остались в стороне: доверие и социальный капитал среди сезонных сельскохозяйственных рабочих-мигрантов. Soc. Sci. Q. 87, 1012–1029. DOI: 10.1111 / j.1540-6237.2006.00413.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кристенсен, В. Т., и Карпиано, Р. М. (2014). Социально-классовые различия в ИМТ среди датских женщин: применение подхода кокерхема к здоровому образу жизни и теории образа жизни Бурдье. Soc. Sci. Med. 112, 12–21. DOI: 10.1016 / j.socscimed.2014.04.017

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кристи, Г. (2005). Колониальное прочтение современной юриспруденции: воробей, дельгамуукв и народ хайда. Windsor Yearbook Access Justice 23, 17–35.

Google Scholar

Цитрин Дж. (1974). Комментарий: политическая значимость доверия к правительству. Am. Полит. Sci. Rev. 68, 973–988. DOI: 10.2307 / 1959141

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Де Врум, Т., Хуг, М., и Мариен, С. (2013). Истоки всеобщего и политического доверия среди иммигрантских меньшинств и большинства населения Нидерландов. Eur. Социол. Ред. 29, 1336–1350. DOI: 10.1093 / esr / jct018

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Делей Дж. И Ньютон К. (2005). Прогнозирование межнациональных уровней социального доверия: глобальная модель или северная исключительность. Eur. Социол. Ред. 21, 311–327. DOI: 10.1093 / esr / jci022

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Денис, Дж.С. (2015). Теория контакта в контексте колониального поселения маленького городка: воспроизведение расизма невмешательства в отношениях между коренными и белыми канадцами. Am. Социол. Ред. 80, 218–242. DOI: 10.1177 / 0003122414564998

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Динесен, П. Т. (2010). Воспитание, ранний опыт дискриминации и социальная идентичность: объяснение общего доверия среди иммигрантов в Дании. Сканирование. Полит. Stud. 33, 93–111. DOI: 10.1111 / j.1467-9477.2009.00240.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Динесен, П. Т. (2012). Передача доверия от родителей или восприятие институциональной справедливости: общее доверие незападных иммигрантов в обществе с высоким уровнем доверия. Комп. Полит. 44, 273–289. DOI: 10.5129 / 001041512800078986

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Динесен, П. Т. (2013). Откуда вы родом или где живете? Изучение культурного и институционального объяснения всеобщего доверия с использованием миграции как естественного эксперимента. Eur. Soc. Ред. 29, 114–128. DOI: 10.1093 / esr / jcr044

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Dinesen, P. T., and Hooghe, M. (2010). Находясь в Риме, делайте то же, что и римляне: аккультурация всеобщего доверия среди иммигрантов в Западной Европе. Внутр. Мигр. Ред. 44, 697–727. DOI: 10.1111 / j.1747-7379.2010.00822.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дершлер П., Джексон П. И. (2012). Неужели мусульмане в Германии не могут интегрироваться? Мусульманская интеграция и доверие к государственным институтам. J. Int. Мигр. Интеграция 13, 503–523. DOI: 10.1007 / s12134-011-0220-6

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Доудс, К., и Ву, Дж. (2018). Доверие к городу Байю: имеют ли значение расовая сегрегация и дискриминация для всеобщего доверия? Sociol. Расовая этн. 4, 567–584. DOI: 10.1177 / 2332649217717741

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Довидио, Дж. Ф., Глик, П., и Рудман, Л. А. (ред.). (2008). О природе предрассудков: пятьдесят лет после Олпорта .Нью-Джерси, Нью-Джерси: Джон Уайли и сыновья.

Google Scholar

Истон Д. (1975). Переоценка концепции политической поддержки. Br. J. Полит. Sci. 5, 435–457. DOI: 10.1017 / S0007123400008309

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фенелон, Дж. В. (2016). Критика Гленна по колониализму поселенцев и бонилла-сильва по критическому расовому анализу с точки зрения коренных народов. Sociol. Расовая этн. 2, 237–242. DOI: 10.1177 / 2332649215598158

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фоски, М.(2000). Двойные стандарты компетентности: теория и исследования. Annu. Rev. Sociol. 26, 21–42. DOI: 10.1146 / annurev.soc.26.1.21

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хардин Р. (1999). «Хотим ли мы доверять правительству?» В Democracy and Trust , ed W. Mark (Cambridge: Cambridge University Press), 22–41. DOI: 10.1017 / CBO9780511659959.002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хелливелл, Дж. Ф., Хуанг, Х. и Ван, С. (2014).Социальный капитал и благополучие во время кризиса. J. Исследование счастья. 15, 145–162. DOI: 10.1007 / s10902-013-9441-z

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хван М. (2013). В Канаде мы доверяем? Понимание межрасовых различий в социальном и политическом доверии . Кандидат наук. диссертация, Университет Британской Колумбии.

Хван М. (2017). Этническая принадлежность и политическое доверие в Канаде: есть ли углубляющийся разрыв? Банка. J. Sociol. 42, 23–54.

Google Scholar

Kääriäinen, J., and Niemi, J. (2014). Недоверие к полиции в скандинавском государстве всеобщего благосостояния: виктимизация, дискриминация и доверие к полиции со стороны русских и сомалийских меньшинств в Хельсинки. J. Ethn. Крым. Правосудие 12, 4–24. DOI: 10.1080 / 15377938.2013.819059

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Каземипур, А. (2006). Канадская исключительность? Доверие и разнообразие в канадских городах. J. Int. Мигр. Интеграция 7, 219–240.DOI: 10.1007 / s12134-006-1010-4

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Колер У., Карлсон К. Б., Хольм А. (2011). Сравнение коэффициентов вложенных нелинейных вероятностных моделей. Stat. J. 11, 420–438. DOI: 10.1177 / 1536867X1101100306

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кумлин, С., Ротштейн, Б. (2007). «Меньшинства и недоверие: смягчающее воздействие неформальных социальных контактов и политико-институциональной справедливости», Совместная сессия семинаров Европейского консорциума политических исследований (Хельсинки).

Google Scholar

Лоуренс Б. (2003). Пол, раса и регулирование местной идентичности в Канаде и США: обзор. Hypatia 18, 3–31. DOI: 10.1111 / j.1527-2001.2003.tb00799.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Либкинд, К., и Лахти, И. Дж. (2000). Влияние опыта дискриминации на психологический стресс: сравнение семи групп иммигрантов. J. Commun. Прил. Soc. Psychol. 10, 1–16.DOI: 10.1002 / (SICI) 1099-1298 (200001/02) 10: 1 <1 :: AID-CASP521> 3.0.CO; 2-5

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Максвелл, Р. (2010). Оценка интеграции мигрантов: политические взгляды поколений в Европе 1. Внутр. Мигр. Ред. 44, 25–52. DOI: 10.1111 / j.1747-7379.2009.00797.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мьюз Дж. (2014). Генеральное доверие: женщины, работа и доверие к незнакомцам. Eur. Социол. Ред. 30, 373–386.DOI: 10.1093 / esr / jcu049

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мишлер В. и Роуз Р. (2001). Каковы истоки политического доверия? Проверка институциональных и культурных теорий в посткоммунистических обществах. сравн. Полит. Stud. 34, 30–62. DOI: 10.1177 / 0010414001034001002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Настроение, К. (2010). Логистическая регрессия: почему мы не можем делать то, что думаем, и что мы можем с этим сделать. Eur.Социол. Ред. 26, 67–82. DOI: 10.1093 / esr / jcp006

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Nakhaie, M. R. (2008). Социальный капитал и политическое участие канадцев. Банка. J. Полит. Sci. 41, 835–860. DOI: 10.1017 / S0008423

1055

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Nakhaie, R., and de Lint, W. (2013). Доверие и поддержка политики наблюдения в канадском и американском мнении. Внутр. Крым. Правосудие Rev. 23, 149–169.DOI: 10.1177 / 1057567713487207

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Наннестад, П., Свендсен, Г. Т., Динесен, П. Т., и Сондерсков, К. М. (2014). Определяют ли институты или культура уровень социального доверия? Естественный эксперимент миграции из незападных стран в западные. J. Ethn. Мигр. Stud. 40, 544–565. DOI: 10.1080 / 1369183X.2013.830499

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Невитт Н. и Билодо А. (2003). «Меняющийся идеологический ландшафт в Северной Америке: данные исследований мировых ценностей (1981–2000)», в Консервативные партии и правая политика в Северной Америке, , VS Verlag für Sozialwissenschaften, Висбаден.31–52.

Google Scholar

Ньютон, К. (2001). Доверие, социальный капитал, гражданское общество и демократия. Внутр. Полит. Sci. Ред. 22, 201–214. DOI: 10.1177 / 0192512101222004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Патнэм Р. Д. (1993). Благополучное сообщество. Am. Проспект. 4, 35–42.

Google Scholar

Патнэм Р. Д. (1995). Только боулинг: падающий социальный капитал Америки. J. Демократия 6, 65–78.DOI: 10.1353 / jod.1995.0002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Патнэм Р. Д. (2001). Боулинг в одиночку: крах и возрождение американского сообщества . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Саймон и Шустер. DOI: 10.1145 / 358916.361990

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Цинь Б. Д., Уэй Н. и Рана М. (2008). Образцовое меньшинство и их недовольство: изучение дискриминации со стороны сверстников и преследований китайско-американской иммигрантской молодежи. Новый Реж. Ребенок-подростокc.Dev. 121, 27–42. DOI: 10.1002 / cd.221

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Куиллиан, Л. (2006). Новые подходы к пониманию расовых предрассудков и дискриминации. Annu. Rev. Sociol. 32, 299–328. DOI: 10.1146 / annurev.soc.32.061604.123132

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рамос, Х. (2006). Что вызывает протест канадских аборигенов? Изучение ресурсов, возможностей и идентичности, 1951–2000 гг. Банка. J. Sociol. 31, 211–234.DOI: 10.2307 / 20058697

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рескин, Б.Ф. (2003). Моделирование объективного неравенства: от мотивов к механизмам. Am. Социол. Ред. 68, 1–21. DOI: 10.2307 / 3088900

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рёдер А. и Мюлау П. (2012). Низкие ожидания или разные оценки: чем объясняется высокий уровень доверия иммигрантов к учреждениям принимающей страны? J. Ethn. Мигр. Stud. 38, 777–792.DOI: 10.1080 / 1369183X.2012.667986

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ротштейн Б. и Усланер Э. М. (2005). Все для всех: равенство, коррупция и социальное доверие. World Polit. 58, 41–72. DOI: 10.1353 / WP.2006.0022

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шильдкраут, Д. Дж. (2005). Взлет и падение политической активности среди латиноамериканцев: роль идентичности и восприятия дискриминации. Полит. Behav. 27, 285–312.DOI: 10.1007 / s11109-005-4803-9

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Собель, М. Э. (1982). Асимптотические доверительные интервалы для косвенных эффектов в моделях структурных уравнений. Sociol. Методол. 13, 290–312. DOI: 10.2307 / 270723

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Столле Д., Сорока С. и Джонстон Р. (2008). Когда разнообразие подрывает доверие? разнообразие района, межличностное доверие и опосредующий эффект социальных взаимодействий. Полит. Stud. 56, 57–75. DOI: 10.1111 / j.1467-9248.2007.00717.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Taiaiake, A. (1999). Мир, сила, праведность: манифест коренных народов . Лондон: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Усланер Э. М. (2008). Ваше положение зависит от того, где сидели ваши дедушка и бабушка, наследственность всеобщего доверия. Общественное мнение. Q. 72, 725–740. DOI: 10.1093 / poq / nfn058

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Усланер, Э.М. (2011). Доверие, разнообразие и сегрегация в США и Великобритании. Комп. Социол. 10, 221–247. DOI: 10.1163 / 1561X566571

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Усланер Э. М. (2017). «Политическое доверие, коррупция и неравенство», в Справочнике по политическому доверию , , ред. С. Змерли и Т. В. ван дер Меер (Амстердам: Эдвард Элгар), 302–315.

Google Scholar

Усланер, Э. М., и Браун, М. (2005). Неравенство, доверие и гражданская активность. Am. Полит. Res. 33, 868–894. DOI: 10.1177 / 1532673X04271903

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фон Хиппель, П. Т. (2007). 4. Регрессия с пропущенными Y: улучшенная стратегия анализа данных с множественным условным исчислением. Sociol. Методол. 37, 83–117. DOI: 10.1111 / j.1467-9531.2007.00180.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уилкс, Р. (2011). Переосмысление падения доверия: сравнение черных и белых американцев. Soc.Sci. Res. 40,1596–1610. DOI: 10.1016 / j.ssresearch.2011.06.007

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уилкс, Р. (2014). Доверие к правительству: микромакро-подход. J. Trust Res. 4, 113–131. DOI: 10.1080 / 21515581.2014.889835

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уилкс, Р. (2015). Мы верим в правительство, но не в ваше: расы, партийность и политическое доверие, 1958–2012 годы. Soc. Sci. Res. 49, 356–371. DOI: 10.1016 / j.ssresearch.2014.08.008

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уилкс Р. и Ву К. (2018). Этническая принадлежность, демократия, доверие: подход большинства к меньшинству. Soc. Силы 97, 465–494. DOI: 10.1093 / SF / soy027

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ву К. и Уилкс Р. (2018a). Модели местного и национального политического доверия: почему Китай является исключением. Внутр. Полит. Sci. Ред. 39, 436–454. DOI: 10.1177 / 0192512116677587

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Wu, C., и Уилкс, Р. (2018b). Поиск критически важных доверенных лиц: модель политического доверия. Внутр. J. Comp. Социол. 59, 110–138. DOI: 10.1177 / 0020715218761520

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ян Т. и Парк К. (2015). В какой степени качество и продолжительность сна опосредуют влияние воспринимаемой дискриминации на здоровье? Свидетельства из Филадельфии. J. Городское здравоохранение 92, 1024–1037. DOI: 10.1007 / s11524-015-9986-8

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Юки, М., Уильям, М. В., Брюэр, М. Б., и Такемура, К. (2005). Межкультурные различия в отношениях и групповом доверии. чел. Soc. Psychol. Бык. 31, 48–62. DOI: 10.1177 / 0146167204271305

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Зерфу Д., Зихали П. и Кабенга И. (2008). Имеет ли значение этническая принадлежность для доверия? Свидетельства из Африки. J. Afr. Экон. 18, 153–175. DOI: 10.1093 / jae / ejn009

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чжао, X., Линч, Дж. Г., и Чен, К. (2010). Переосмысление Барона и Кенни: мифы и правда об анализе медиации. J. Consumer Res. 37, 197–206. DOI: 10.1086 / 651257

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Циллер, К. (2014). Этническое разнообразие, экономический и культурный контекст и социальное доверие: перекрестные и лонгитюдные данные из европейских регионов, 2002–2010 гг. Soc. Силы 93, 1211–1240. DOI: 10.1093 / SF / sou088

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Циллер, К.(2017). Правила равного обращения и социальное доверие этнических меньшинств. Eur. Социол. Ред. 33, 563–575. DOI: 10.1093 / esr / jcx059

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Приложение

Краткий обзор SES, социального капитала и демографических подходов

Одна линия аргументации заключается в том, что вариативность факторов SES, таких как доход и образование, среди этнических групп может быть фактором, объясняющим различия в доверии между группами иммигрантов и коренных жителей (Soroka et al., 2006). Опыт пребывания в одной из социальных групп «имущих» означает лучшее обращение и, следовательно, большее социальное доверие (Putnam, 2001; Delhey and Newton, 2005; Rothstein and Uslaner, 2005). То есть люди с более высоким социально-экономическим статусом с большей вероятностью извлекут выгоду из существующих социальных и политических институтов и, следовательно, будут относиться к ним более благосклонно (Newton, 2001; Uslaner and Brown, 2005; Wu and Wilkes, 2017). В результате их доверие к таким организациям выше. De Vroome’s et al. (2013) исследование разницы в социальном и политическом доверии между респондентами из числа коренных жителей Нидерландов и иммигрантами из Марокко и Турции в первом и втором поколениях показывает, что значительная часть разрыва в доверии может быть связана с более низким социально-экономическим статусом групп иммигрантов.Напротив, исследование Зерфу и др. (2008) этнической принадлежности и доверия в восьми африканских странах обнаружило, что классовые переменные не объясняют влияние этнической принадлежности на доверие (см. Стр. 167).

Вторая линия аргументации состоит в том, что разрыв в доверии может происходить из-за групповых различий в социальном капитале. Социальный капитал (Putnam, 1993, 1995) относится к «характеристикам социальной организации, таким как сети, нормы и социальное доверие, которые способствуют координации и сотрудничеству для взаимной выгоды». (1995: 66). Патнэм утверждает, что «гражданская активность и социальные связи» особенно важны для создания социального капитала (там же).Хотя в более широкой литературе ведутся споры о том, является ли доверие частью или результатом социального капитала, а также является ли социальное доверие формой социального капитала, ведущей к институциональному доверию (Catterberg and Moreno, 2006), Общий аргумент состоит в том, что «плотная сеть добровольных ассоциаций и организаций граждан помогает поддерживать гражданское общество и отношения между сообществами, создавая доверие и сотрудничество между гражданами» (Newton, 2001). The De Vroome et al.(2013) исследование показывает, что показатели социального капитала, такие как принадлежность к ассоциациям и чувство интеграции в общество, объясняют некоторую разницу в доверии между респондентами из числа коренных голландцев и марокканскими и турецкими иммигрантами в первом и втором поколениях. Тем не менее Максвелл (2010) рассмотрел вопрос о том, объясняется ли разница в политическом доверии между мусульманами и христианами в Великобритании тем фактом, что политическое доверие выше среди первой группы в результате разной степени политической эффективности.Он обнаружил, что, хотя политическая эффективность действительно увеличивает политическое доверие для каждой группы, средние уровни для этих групп очень похожи (там же).

Наконец, было высказано предположение, что разрыв в доверии может быть результатом групповых демографических различий. Было показано, что возраст увеличивает доверие, потому что пожилые люди, особенно представители длительного «гражданского» поколения, с большей вероятностью будут вовлечены в гражданскую и политическую жизнь и, следовательно, будут больше доверять (Putnam, 1993; см. Также Uslaner, 2011).Было также установлено, что семейное положение коррелирует с доверием либо потому, что люди, вступающие в брак, также имеют другие виды социального капитала, связанного с доверием, либо потому, что сам брак повышает доверие к другим (Helliwell and Putnam, 2004). Также было обнаружено, что гендер коррелирует как с социальным, так и с политическим доверием. Женщины, как правило, меньше доверяют обобщенным другим (Mewes, 2014), но их политическое доверие, как правило, выше (Mishler and Rose, 2001; за исключением Catterberg and Moreno, 2006).В то время как Сорока и соавт. (2006) рассматривают степень, в которой возраст, статус иммигранта и религия могут объяснить различия в общем и стратегическом доверии между британцами / североевропейцами и аборигенами, квебекскими франкофонами, южными европейцами и восточноевропейцами.

Приложение 1 . Регрессия этно-расовых категорий на дискриминацию (со стандартными ошибками начальной загрузки).

Дискриминация: будьте добры к соседям, коллегам и иностранным гражданам: Блог о трудовом законодательстве

В прошлом месяце Комиссия по правам человека города Нью-Йорка («NYCCHR») приняла правоприменительные инструкции о запрете дискриминации на основе фактических или предполагаемых «Статус отчуждения и гражданства» и «национальное происхождение.«NYCCHR выделила следующие демографические характеристики плавильного котла нашего города:

  • Примерно 3,2 миллиона жителей (37% населения города) родились за пределами страны
  • Более 50% детей в городе имеют родителей иностранного происхождения
  • Примерно 60% жителей города живут с хотя бы одним иммигрантом в семье
  • Нью-Йорк — один из самых разнообразных в языковом отношении городов в мире, где говорят на сотнях языков в пяти районах.

Введение

Закон о правах человека города Нью-Йорка («NYCHRL») гласит, что дискриминация в условиях найма на основании фактического или предполагаемого иммиграционного статуса или национального происхождения соискателя работы или сотрудника является незаконной.

NYCHRL определяет «статус отчуждения и гражданства» как (а) гражданство любого лица или (б) иммиграционный статус любого человека, который не является гражданином или подданным Соединенных Штатов. Комиссия отметила, что, поскольку термин «иностранец» может иметь негативный оттенок и дегуманизировать иммигрантов, использование определенных терминов, например, «незаконный иностранец» или «нелегалы», с намерением унизить, унизить или оскорбить человека представляет собой дискриминацию в соответствии с NYCHRL. Комиссия признает, что часто бывает трудно разобраться в мотивах дискриминационной враждебности, основанной на иммиграционном статусе, национальном происхождении и других защищаемых категориях, поскольку этот тип дискриминации часто перекрывает дискриминацию на основе национального происхождения, религии, происхождения и / или этнического характеристики.Таким образом, Комиссия позволяет лицам, которые считают, что они столкнулись с дискриминацией, подавать жалобу по любой или всем вышеперечисленным категориям.

Лица, заинтересованные в защите своих прав в соответствии с NYCHRL, могут подать жалобу в Агентство в течение одного года после предполагаемого акта дискриминации или подать жалобу в суд в течение трех лет после акта дискриминации. Важно отметить, что после того, как работодатель решил продлить предложение о работе, данное лицо пользуется той же защитой в соответствии с NYCHRL, что и любой другой сотрудник, независимо от его / ее иммиграционного статуса или разрешения на работу.Иммигранты без документов могут подавать иски о дискриминации в Комиссию и в суд. Средства правовой защиты включают задолженность, авансовый платеж и возмещение ущерба, нанесенного эмоциональным стрессом, независимо от иммиграционного статуса сотрудника.

Дискриминация по иммиграционному статусу и национальному происхождению может проявляться по-разному.

1. Разрозненное обращение

Неравномерное отношение возникает, когда работодатель обращается с человеком хуже, чем с другими, из-за его / ее фактического или предполагаемого иммиграционного статуса или национального происхождения.Несопоставимое отношение может быть явным или скрытым. Это также может проявляться в политике, обращении, преследовании и действиях, основанных на стереотипах, микронравственности или предположениях. Например, несопоставимое обращение, основанное на фактическом или предполагаемом иммиграционном статусе или национальном происхождении, может быть выражено анимусом, основанным на акценте или использовании другого языка.

2. Порядок приема на работу

Соблюдение федеральных, государственных или местных законов, прямо разрешающих выяснение иммиграционного статуса при определенных обстоятельствах, не является дискриминацией.Это включает в себя проверку работодателем разрешения соискателя на работу при приеме на работу. Однако работодатели не должны сознательно нанимать или нанимать лиц без разрешения на работу. Кроме того, федеральный закон позволяет работодателям предпочитать нанимать гражданина США или гражданина США, а не негражданина, если два кандидата имеют «одинаковую квалификацию», но только после полного рассмотрения кандидатуры всех остальных кандидатов. Помимо этого ограниченного обстоятельства, дискриминация лиц, имеющих разрешение на работу (граждан, постоянных жителей, беженцев, лиц, получивших убежище и лиц, получивших законный временный статус), является нарушением NYCHRL.

Работодатели должны проявлять осторожность, используя последовательные методы найма и дозу здравого смысла! Работодатель не должен спрашивать человека с акцентом, есть ли у него разрешение на работу, если работодатель не задает тот же вопрос тому, у кого нет акцента. Точно так же, если работодатель нанимает работника, который не имеет права работать в США, с этим работником нельзя будет обращаться хуже, чем с другими работниками, из-за его / ее иммиграционного статуса, включая его / ее статус без документов.

3. Злоупотребление документами

Работодатели должны принять любой документ, подпадающий под «Список приемлемых документов» I-9, как действительное разрешение на работу. Точно так же работодатели не должны запрашивать определенные документы, помимо того, что требуется для получения действительного разрешения на работу (например, грин-карта, свидетельство о рождении). Работодателям не следует:

  • попросить предоставить документы о разрешении на работу, прежде чем человек примет предложение о работе
  • отказать в приеме документа или наем физического лица, поскольку срок действия документа истекает в будущем
  • требовать особый документ при повторной проверке того, что сотрудник имеет право на работу

Вышеупомянутые действия называются «злоупотреблением документами», и, если они мотивированы дискриминационной враждебностью, они являются незаконными в соответствии с NYCHRL.

Повторное подтверждение приема на работу разрешено в следующих ограниченных случаях в соответствии с федеральным законом: (1) срок разрешения на работу сотрудника истекает, (2) работодатель вырабатывает «конструктивное понимание» того, что работник не имеет разрешения на работу, (3) работодатель проводит нейтральный недискриминационный самоаудит о соблюдении ими требований о разрешении на работу или (4) во время аудита I-9, проводимого федеральным правительством. Помимо этих обстоятельств, повторная проверка не допускается. Например, восстановление работника в должности; продвижение; передача; и забастовка входят в число сценариев, в которых повторная проверка не допускается.

Кроме того, в случае, если работодатель получает «Уведомление о просьбе сотрудника об исправлении» или «Письмо о несоответствии» от Управления социального обеспечения («SSA»), работодатели не должны предполагать, что указанный сотрудник имеет проблемы с иммиграцией. статус. Соответственно, неблагоприятные действия при приеме на работу, включая, помимо прочего, повторную проверку разрешения сотрудника на работу, просто не являются оправданными. Письмо просто уведомляет работодателей о том, что необходимы исправления для SSA, чтобы должным образом отнести заработки своих сотрудников к правильной записи для целей SSA.Повторяю, получение письма о несоответствии не является основанием для принятия неблагоприятных мер в отношении сотрудника или для повторной проверки разрешения сотрудника на работу.

4. Иммиграционные службы обеспечения соблюдения

Это может происходить одним из двух способов: (1) рейд Агентства по иммиграции и таможенному контролю («ICE»), в котором агенты ICE приходят без предупреждения для проверки файлов и / или задержания работников, которые, по их мнению, могут присутствовать незаконно. ; или (2) аудит I-9, в котором ICE требует, чтобы работодатели представили свои записи о разрешении на работу в течение трех рабочих дней для проверки.

Работодатели должны уведомлять своих сотрудников, когда они знают или подозревают о проведении аудита или рейда, чтобы сотрудники знали свои права и имели возможность обновлять документы и проводить другие приготовления. Уведомление работодателями своих сотрудников о рейде или аудите на рабочем месте не является нарушением закона, если это прямо не запрещено, как в случае продолжающегося уголовного расследования. Работодатели могут потенциально снизить вероятность неожиданного рейда, отказав ICE в доступе к закрытым для публики участкам, если агенты не предъявят ордер, подписанный судьей.
Само собой разумеется, что использование или угроза участия ICE для продвижения дискриминационных мотивов, для преследования или запугивания сотрудников или для принятия ответных мер против сотрудников за участие в защищенной деятельности является нарушением NYCHRL.

5. Преследование

Преследование, связанное с фактическим или предполагаемым иммиграционным статусом или национальным происхождением человека, является формой дискриминации и может состоять из единичного или изолированного инцидента или модели повторяющихся действий или поведения.Неравномерное обращение может проявляться как преследование, когда инцидент или поведение человека способствует формированию унизительной или оскорбительной культуры или атмосферы. Серьезность или распространенность преследования имеет отношение только к ущербу. Одного комментария может быть достаточно, чтобы составить оскорбление.

Как и в случае других форм домогательств, работодатели несут строгую ответственность за незаконную дискриминационную практику, когда преследователь выполняет управленческие или надзорные обязанности. Работодатели могут быть привлечены к ответственности за преследование сотрудника, не являющегося руководителем, если работодатель либо (1) знал о поведении сотрудника и «согласился с таким поведением, либо не принял немедленных и надлежащих корректирующих действий», либо (2) должен был знать о дискриминационное поведение сотрудника и «не проявили разумную осмотрительность для предотвращения такого дискриминационного поведения.”

Угрозы работодателей позвонить в федеральные иммиграционные власти могут представлять собой незаконное преследование со стороны NYCHRL, если они полностью или частично мотивированы враждебностью, связанной с фактическим или предполагаемым иммиграционным статусом или национальным происхождением работника. Угрозы вызвать иммиграционные власти или полицию, чтобы заставить сотрудников работать в небезопасных, неравных или других незаконных условиях, являются незаконным преследованием. Хотя в остальном сообщать о нарушении закона в полицию разрешается, когда такие действия предпринимаются исключительно на основании дискриминационных или ответных мотивов, это является нарушением NYCHRL.

Заключение

Работодатели города Нью-Йорка должны пересмотреть и обновить свою политику, справочники и учебные программы в отношении равных возможностей трудоустройства и борьбы с дискриминацией, чтобы включить «дискриминацию на основе фактического или предполагаемого отчуждения, статуса гражданства и национального происхождения» в список защищаемых категорий. . Кроме того, персонал отдела кадров и контролирующие сотрудники должны быть осведомлены о том, что информация, касающаяся фактического или предполагаемого статуса иностранца, гражданства и национального происхождения человека, не должна влиять на решения о приеме на работу.

Если у вас есть какие-либо вопросы относительно этой публикации или других связанных с этим вопросов, пожалуйста, свяжитесь с Пэтом Коллинзом, председателем группы Норриса Маклафлина по трудовому праву, по адресу [email protected]

Другие инструменты и формы | Католическая сеть правовой иммиграции, Inc. (КЛИНИКА)

Основные инструменты и формы, используемые благотворительными иммиграционными программами

Формы и инструменты управления делами необходимы в иммиграционной юридической практике.Ниже приведен список часто используемых форм и инструментов. Это не исчерпывающий список, но он может помочь вам решить, какие инструменты и формы вам нужны. Каждый элемент содержит образец, в первую очередь для ознакомления вас с целью и содержанием. Мы рекомендуем вам просмотреть образцы элементов и создать свои, которые лучше всего подходят для вашей программы и модели предоставления услуг.

Инструменты для презентаций сообщества «Знай свои права»

Просвещение иммигрантского сообщества об их правах, обязанностях и возможном доступе к одному или нескольким иммиграционным пособиям является важным направлением деятельности благотворительной иммиграционной юридической программы.Презентации прав могут служить многим целям, в том числе: защита иммигрантов, которые могут помочь, от неуполномоченных практиков; информирование об изменениях в иммиграционном законодательстве и правилах; информирование иммигрантов о способах защиты от принудительных действий; выявление людей, которые могут иметь право на ранее неизвестные иммиграционные льготы; и подбор потенциальных клиентов уполномоченных юридических представителей. Не каждый человек, прошедший проверку на иммиграционную льготу, может быть обслужен некоммерческой иммиграционной юридической программой из-за возможностей и политики отбора случаев.Независимо от целей презентации «Знай свои права» ниже приведены ресурсы на английском и испанском языках, чтобы облегчить эту работу.

Инструменты для скрининга

Проверка — важный шаг перед открытием формы приема, за которой следует Соглашение с ретейнером или клиентом. Предлагаемый ниже инструмент проверки предназначен для того, чтобы помочь законным представителям и поднадзорным волонтерам определить, имеет ли иммигрант, в том числе не имеющий документов, право подать заявление на иммиграционное пособие.Инструменты проверки и формы приема часто нуждаются в обновлении, поскольку иммиграционное законодательство и правила часто меняются. Как минимум, инструмент проверки должен включать: биографические данные человека; семейная информация; Языковое предпочтение; иммиграционная и криминальная история; и рельефный скрининг. Эти данные могут помочь вам в выборе случая, процедурах направления к специалистам и планировании программ.

Инструменты мастерской общинного образования

Крупномасштабный скрининг вне офиса, в отличие от индивидуального скрининга, приводит к увеличению числа потенциальных клиентов и большего числа направлений.Ссылки на веб-семинары и инструменты скрининга для использования на семинарах по просвещению населения приведены ниже, чтобы информировать практикующих о том, как планировать и проводить крупномасштабные семинары по скринингу.

Инструменты для всасывания

Форма приема собирает важную информацию от кого-то, кто находится в процессе становления клиентом. Приемные формы часто встраиваются в коммерческую базу данных управления иммиграционными делами и должны незамедлительно обновляться коммерческим провайдером, когда этого требуют иммиграционные законы и правила или когда клиент, использующий базу данных, хочет изменить ее в соответствии со своими потребностями.

Форма приема напоминает инструмент проверки, поэтому они часто используются вместе как один документ или как двухэтапный процесс; сначала скрининг, а затем прием. Содержание анкеты, как и инструмент проверки, должно включать как минимум: биографические данные человека; семейная информация; используемые языки; иммиграционная и криминальная история; и рельефный скрининг. Для лиц, переживших домашнее насилие или сексуальное насилие (например, клиентов VAWA), следует изменить специальную форму приема, чтобы указать другие социальные услуги, необходимые клиенту для обеспечения их безопасности и благополучия, включая сохранение конфиденциальности.Доступ к содержимому файла должен быть ограничен на основании строгой необходимости.

Письмо о непринятии обязательств / отказе

Не каждый человек, прошедший проверку на иммиграционную льготу, имеет право, и не каждый, имеющий право, может стать клиентом. В этих обстоятельствах важно, чтобы участник скрининга прекратил контакт с законным представителем, зная, были ли установлены отношения между клиентом и представителем. Чтобы прояснить этот момент, для тех, кто не становится клиентом, рекомендуется получить письмо о непринятии обязательства или отказе; какой бы термин вы ни использовали.Письмо о непринятии обязательства информирует человека о том, что ваше агентство не будет принимать его дело. Часто люди предполагают, что вы берете их дело только потому, что провели прием или дали консультацию. Когда вы сообщаете им в письменной форме, что не продолжаете заниматься их делом, это предотвращает путаницу или недопонимание. Это также защищает ваше агентство от любых будущих споров или конфликтов.

Инструменты для отказа от платы

Благотворительная иммиграционная программа должна иметь политику отказа от оплаты.Это также требование Министерства юстиции для некоммерческих организаций, желающих получить статус признания. Политика используется для информирования сотрудников и потенциальных клиентов о процедуре запроса отказа от платы или, в некоторых случаях, о плате по скользящей шкале. Решение об отказе от платы должно приниматься кем-либо, кроме сотрудника, ответственного за работу по делу. Разделение финансовых и существенных аспектов дела может снизить ненужную напряженность между клиентом и его / ее представителем.

Соглашения и формы согласия клиентов (или держателей)

Клиентские соглашения формализуют отношения между клиентом (клиентами) и представляющим агентством. Они описывают тип и объем услуг, предоставляемых агентством, плату за каждую услугу, а также права и обязанности как клиента (ов), так и агентства. Стоит потратить время на выработку хорошего соглашения с клиентом. Хорошо составленное и подробное клиентское соглашение может помочь агентству предотвратить или минимизировать конфликты и обязательства.Все клиенты должны иметь клиентское соглашение, даже если услуги предоставляются бесплатно или поддерживаются грантом. Найдите время, чтобы заполнить клиентское соглашение и устно сообщить детали соглашения вашему клиенту, чтобы они его поняли. Если английский не является родным языком вашего клиента, убедитесь, что соглашение переведено на его родной язык или переведено для них, прежде чем они его подпишут.

Форма согласия на разглашение информации встроена в клиентское соглашение или сопроводительный документ.Он устанавливает соглашение между клиентом и законным представителем об условиях, при которых информация о клиенте может быть передана третьим лицам. Он защищает информацию о клиенте от несанкционированного раскрытия и гарантирует, что персонал поддерживает конфиденциальность клиента.

Инструменты оценки удовлетворенности клиентов и рассмотрения жалоб

Опрос удовлетворенности клиентов может помочь оценить качество услуг, предоставляемых клиентам для дальнейшего улучшения и развития программы. Руководители программ могут использовать это для сбора информации о положительных результатах и ​​цитат для отчетов руководству агентства или предложений по финансированию.Инструменты рассмотрения жалоб четко определяют варианты рассмотрения претензии и позволяют клиентам конструктивно подавать жалобы.

Заключительные письма клиентам

Заключительное письмо помогает официально завершить отношения между клиентом и представляющим агентством. Заключительные письма формируются, когда: услуги были выполнены, как указано в клиентском соглашении; клиент не выполнил обязательства по соглашению; или агентство не может в дальнейшем представлять клиента.Убедившись, что клиент получил иммиграционное пособие, вы должны отправить ему письмо, чтобы: поздравить его; сообщить ему, что его дело будет закрыто; проинформировать его о политике агентства по хранению дел; проинструктировать его, как получить доступ к копии содержания его дела; и проинформируйте его о следующих шагах, если таковые имеются, в иммиграционном процессе, включая возможность помочь членам семьи иммигрировать в США

Внутренние офисные документы

Внутренние офисные документы помогают агентству сохранять организованность и избегать злоупотреблений.

  • Образец контрольного списка содержания форм для управления делами : предлагает информацию, которую вы, возможно, захотите включить в свои формы.
  • Образец контрольного списка для проверки досье : помогает персоналу выбирать, где разместить определенные документы в досье клиента. Файлы дел должны включать копии всех клиентских документов, приложений и рабочих продуктов, созданных от имени клиента. Он должен быть стандартизирован. Надзорным органам или другим назначенным лицам необходимо периодически просматривать материалы дела, чтобы убедиться, что они содержат все ключевые документы и что документы размещены заранее определенным образом в соответствии с политикой составления материалов дела.
  • Образец примечаний к делу : создает запись о работе, которая была выполнена по иммиграционному делу. Персонал должен вести подробные, но краткие записи о том, что было сделано по делу и когда это было сделано, вместе со своими инициалами или именами рядом с каждой записью, чтобы работа более чем одного законного представителя по одному и тому же делу могла выполняться эффективно. без ошибок и ошибок. (К записям о делах, как и к другим формам, следует обращаться так, как будто это ваш последний день работы, и кто-то еще, еще не определившийся, будет нести ответственность за ваши дела.
  • Образец памятки о передаче дел : переназначает дела в связи с текучестью кадров или перераспределением рабочей нагрузки. В памятке кратко излагается история обращения, включая информацию о клиенте и предпринятых действиях, статус обращения и следующие шаги. Он берет информацию, содержащуюся в различных документах в материалах дела, и объединяет ее в связную записку. Эта памятка повышает эффективность работы персонала и гарантирует, что услуги не будут прерваны в переходный период
  • Образец контрольного списка для технической проверки : предоставляет рецензенту инструмент для оценки точности и качества иммиграционного заявления до его подачи в U.S. Служба гражданства и иммиграции или иммиграционный суд. Он стандартизирует процесс проверки, чтобы обеспечить единообразие и последовательность. Обзор принимает форму как юридического технического обзора, так и редактирования. Директора программ часто используют процесс проверки для оценки качества юридического представительства своих сотрудников и ведения дел.
  • Образец листа извлечения дела : отслеживает, у кого есть дело, когда его нет в центральном шкафу. Это здравый смысл, но его легко упустить из виду.Поскольку все файлы дела должны храниться в запертом шкафу для документов, это ставит под угрозу конфиденциальность клиента, если сотрудники оставляют файлы дела в своем офисе или кабинке, когда они не работают с ними. Дела принадлежат агентству, а не сотруднику. Таким образом, программный директор агентства должен знать местонахождение всех файлов дела, если сотрудник отсутствует, будь то запланировано или из-за чрезвычайной ситуации, или в случае передачи дела.
  • Образец соглашения о конфиденциальности : используется для сотрудников, волонтеров и всех, кто работает с файлами клиентов.Перед тем, как присоединиться к иммиграционной программе, весь персонал, волонтеры и другие лица, имеющие доступ к материалам дела, должны знать о политике конфиденциальности агентства, своих обязанностях по ее соблюдению и последствиях нарушения конфиденциальности. Следует подписать политику конфиденциальности, чтобы подчеркнуть серьезность политики и ее этических требований. Также неплохо усилить политику, пройдя внутрифирменное обучение конфиденциальности для новых сотрудников (включая волонтеров) до того, как они начнут работать над делами, и регулярно проводя тренинги для усиления политики для существующих сотрудников, волонтеров, и другие лица, связанные с работой с клиентами.
  • Образец меморандума о закрытии дела : по своему назначению и содержанию аналогичен меморандуму о передаче дела в том, что он облегчает обмен информацией между сотрудниками в случае передачи дела или возможного повторного открытия дела, когда кто-то имеет право на получение другого иммиграционного пособия. Он включает в себя краткое изложение истории дела клиента и истории процедур, статус дела, исход дела и следующие шаги, если таковые имеются.

Изменение имени иммигранта | USCIS

(эссе от 4 июля)

Обратите внимание на следующую историю, которая является прекрасным образцом особого качества американского ума, имеющего немаловажное отношение к Дню независимости:

У меня есть друг, который рассказывает историю своего предка из одной из славянских стран, и он, конечно же, не говорил по-английски.На острове Эллис, когда его обрабатывали и задавали любой вопрос, он кивал головой и улыбался. Поскольку все, что он делал, это улыбался, когда они спрашивали его имя, клерк написал «Смайлик» вместо его фамилии. С тех пор это была семейная фамилия.

Всякий раз, когда я вижу одну из этих историй о «смене имени», мне вспоминаются прекрасные истории создания коренных американцев, например, «Как медведь потерял свой хвост». Эти истории содержат важную правду. Они помогают нам понять наш мир.Но мы глупы, если воспринимаем каждого буквально, без дальнейших исследований. Идея о том, что у всех медведей короткие хвосты, потому что хвост древнего медведя был вморожен в лед, не является очень научным объяснением. Точно так же идея о том, что имя всей семьи было изменено одним клерком, особенно на острове Эллис, редко подтверждается историческими исследованиями и анализом.

Американские истории об изменении имени, как правило, апокрифичны, то есть они развивались позже, чтобы объяснить события, окутанные туманом времени.Учитывая факты иммиграционной процедуры США на острове Эллис, вышеупомянутая история становится подозрительной. По сюжету иммигрант прибыл на остров Эллис, и запись была создана кем-то, кто не мог общаться с иммигрантом, и поэтому иммигранту было присвоено описательное имя. На самом деле списки пассажиров на острове Эллис не создавались. Они были созданы за границей, начиная с того момента, когда иммигрант купил свой билет, недалеко от дома иммигранта. Вряд ли кто-нибудь в местной пароходной конторе не смог связаться с этим человеком.Его имя, скорее всего, было записано в то время с высокой степенью точности.

Это правда, что имена иммигрантов были искажены в процессе. Первый кассир мог написать имя с ошибкой (при условии «правильного написания» — большое предположение). Если иммигрант установил несколько связей в своем путешествии, на каждом этапе может быть создано несколько записей. Каждая транскрипция его информации давала возможность написать с орфографической ошибкой или изменить его имя. Таким образом, чем более прямой путь иммигранта к месту назначения, тем меньше вероятность того, что его имя каким-либо образом изменится.

Сообщение о том, что клерк «записал» фамилию иммигранта, также является подозрительным. Во время проверки иммигрантов на острове Эллис иммигрант столкнулся с инспектором, у которого за границей уже был составлен список пассажиров. Этот инспектор действовал в соответствии с правилами и положениями, согласно которым он не должен был изменять имя или идентифицирующую информацию, найденную для любого иммигранта, если только это не было запрошено иммигрантом или инспекция не продемонстрировала, что исходная информация была ошибочной.

Более того, почти невозможно, чтобы никто не мог общаться с иммигрантом.На острове Эллис ок. С 1892 по 1924 год одна треть всех инспекторов-иммигрантов сами родились за границей, и все инспекторы-иммигранты говорили в среднем на трех языках. Им было поручено инспектировать группы иммигрантов в зависимости от языков, на которых они говорили. Если инспектор не мог общаться, на острове Эллис работала целая армия переводчиков, и они вызывали временных переводчиков по контракту, чтобы переводить иммигрантов, говорящих на самых непонятных языках.

Несмотря на эти факты, история о смене названия острова Эллис (или Замковый сад, или более ранние версии той же истории) такая же американская, как яблочный пирог (и, вероятно, такая же распространенная в Канаде, а?).Почему?

Объяснение кроется в идеях, столь же простых, как язык и культурные различия, и столь же сложных, как корень американской культуры. Все мы знаем, что имена в Америке были англицизированы (даже слово «англицизированные» американизировано!). Любой детский сад узнает, что мы живем в мире, где люди спрашивают, как нас зовут, а затем записывают его, не спрашивая нас, как произносится или пишется это имя. Оказавшись в Америке, иммигрантов, как правило, спрашивали их имя и вносили в официальные отчеты те, кто «сделал это» в Америке и, таким образом, уже говорил по-английски (т.е. учителей, домовладельцев, работодателей, судей и т. д.). Тот факт, что лица, имеющие право создавать официальные записи, были англоговорящими, многое объясняет о небольших изменениях со временем в написании определенных имен.

Многие иммигранты приветствовали это изменение. Любой из Восточной Европы, чье имя состоит из согласных и коротких гласных, узнал, что его имя часто мешало собеседованию при приеме на работу или становилось предметом насмешек в школе его ребенка. Любое изменение, которое могло облегчить их путь к американской мечте, рассматривалось как шаг в правильном направлении.Возможно, так было с мистером Смайли. Это было в случае с другой семьей из России по имени Смилов или Смиликофф, которая эмигрировала в Канаду на рубеже веков. К тому времени, когда их сын иммигрировал из Канады в США в 1911 году, его звали Смайли.

Некоторые изменения имени не так просто отследить. Вместо другого написания одноименного имени было принято совершенно новое имя. Это самые американские истории из всех.

«Кто этот новый человек, этот американец?» спросил Crevecoeur.Он был Адамом в саду, человеком, начинающим заново, оставив позади всю историю и горестные воспоминания Старого Света. Идея о том, что то, что сделало Америку уникальной, — это возможность для человека жить в естественном состоянии, в обществе фермеров, чье восприятие Истины не сковано древними социальными и политическими условностями, лежит в основе демократической теории Джефферсона. Новый Свет стал местом, где человечество могло начать заново, местом, где каждый человек может переродиться и воссоздать себя. В таких условиях принятие нового названия неудивительно.Неудивительно и то, что иммигранты приехали в Америку, чтобы бросить жену и семью или избежать призыва в европейскую армию. Было множество причин, политических и практических, чтобы взять новое имя.

В 1990-х годах газета в Калифорнии рассказывала историю вьетнамского иммигранта с длинным вьетнамским именем, столь странным для англоязычных глаз. Юноша приехал в эту страну и начал работать и учиться. Он начинал каждый день с остановки в магазине, чтобы купить «бонусную упаковку» жевательной резинки.Жевание жевательной резинки помогло ему в течение долгих дней работать на нескольких работах и ​​изучать английский по ночам. Когда он, наконец, натурализовался как гражданин США, он попросил изменить свое имя на Дон Бонус — фамилию, взятую из «Бонус Пак» и выбранную для обозначения всей его работы и усилий, направленных на то, чтобы стать американцем. Он был новым человеком.

Если бы не газетная заметка, мы бы не поняли эту смену названия. В документах мистера Бонуса о натурализации будет просто записано изменение имени, но не причины этого.Если бы он не натурализовался, потомки его семьи Бонусов через несколько поколений не смогли бы объяснить происхождение своего имени.

Документация об изменении имени во время процедуры натурализации в США требуется только с 1906. До этого времени только те иммигранты, которые обратились в суд и официально изменили свое имя и зарегистрировали его, оставили нам какие-либо записи. Конгресс написал это требование в 1906 году из-за хорошо известного факта, что иммигранты ДЕЙСТВИТЕЛЬНО меняли свои имена и, как правило, делали это в течение первых 5 лет после прибытия.Без каких-либо записей иммигрантам и их потомкам предоставляется возможность строить свои собственные объяснения изменения имени. Часто, когда внуки спрашивали, почему они изменили свое имя, старые иммигранты говорили, что «его изменили на острове Эллис».

Люди воспринимают это буквально, как будто клерк на острове Эллис записал другое имя. Но следует рассмотреть и другую интерпретацию «Острова Эллис». Этот иммигрант вспоминает свое первоначальное столкновение с американской культурой. Остров Эллис был не только обработкой иммигрантов, он находился в городе, учился говорить по-английски, получал первую работу или квартиру, ходил в школу, носил американскую одежду и, возможно, корректировал свое имя в соответствии с новым написанием или произношением.Все эти опыты в течение первых нескольких лет были «опытом острова Эллис». Вспоминая свою иммиграцию десятилетия назад, многие иммигранты называли все это «островом Эллис».

Итак, в этот день, когда мы празднуем разрыв нашей связи со Старым Светом, позвольте нам поприветствовать мистера Смайли и всех новых иммигрантов, которые в следующие несколько лет, когда станут американцами, внесут изменения в свое имя, что приведет к смущают и сбивают с толку своих потомков для будущих поколений.

Неконституционные двойные стандарты иммиграционного закона США

Этот вывод из текста подтверждается практикой эпохи основания. В течение этого периода предполагалось, что даже подозреваемые пираты, захваченные в море, будь то граждане США или нет, находились под защитой Билля о правах и, следовательно, имели право на надлежащую правовую процедуру, гарантированную Пятой поправкой. Иммигранты, безусловно, заслуживают по крайней мере такой же защиты, как и предполагаемые пираты.

В эпоху основания доминирующей точкой зрения отцов-основателей, включая Томаса Джефферсона и Джеймса Мэдисона («отца Конституции») было то, что федеральное правительство не имело даже общих полномочий ограничивать иммиграцию.Верховный суд не постановил, что Конгресс имеет общую власть над иммиграцией, до дела об исключении китайцев 1889 года, постановления, в значительной степени основанного на расовых предрассудках. Это неправильно, что осуществление федеральной власти, основанной на таких сомнительных основаниях, в значительной степени освобождено от судебного надзора, которое применяется почти ко всем другим полномочиям.

По общему признанию, с конца 19 века многие прецеденты Верховного суда укрепили так называемую доктрину полной власти, согласно которой обычные конституционные ограничения на федеральную власть в значительной степени не применяются к иммиграционным ограничениям.Например, в различных решениях Верховного суда говорится, что мигранты могут быть исключены на основании их политических взглядов и на основании ограничительных законов, принятие которых в значительной степени было мотивировано расовыми и этническими предрассудками. Но эти прецеденты не так очевидны, как часто думают. Многие поддержали дискриминационные иммиграционные ограничения, когда аналогичная дискриминация была разрешена и в национальном контексте. Например, некоторые из них касались дискриминационных ограничений на расовой почве в то время, когда суды также поддерживали внутренние законы Джима Кроу, а другие поддерживали исключение коммунистов в то время, когда суды также допускали преследование коммунистов внутри страны.

Тем не менее, помимо отказа от аргументации решения о запрете на поездки, полное искоренение теории полной власти потребовало бы пересмотра традиционных интерпретаций многих более ранних прецедентов, даже если это не потребовало бы полного отмены этих случаев. Вместо этого Суд мог признать, что эти прецеденты были оправданными, поскольку они поддерживали дискриминацию, которая также считалась допустимой в других областях права в то время, но отклонить идею о том, что они требуют сохранения двойных стандартов между иммиграционным законодательством и другими областями.

Отказ от этой точки зрения — правильный путь. Доктрина полной власти не имеет основы в Конституции. Он был рожден на почве расового и этнического фанатизма конца 19 века и заслуживает той же участи, что и дело Плесси против Фергюсона и других продуктов такого мировоззрения.

Отмена двойных конституционных стандартов в иммиграционном законодательстве не отменяет всех иммиграционных ограничений. Но это будет гарантировать, что иммиграционная политика подчиняется тем же конституционным ограничениям, что и другие виды деятельности федеральной власти.Правительство по-прежнему может ограничивать иммиграцию на основании различных характеристик. Например, он по-прежнему может проводить дискриминацию, используя такие критерии, как образование мигранта, профессиональная квалификация и судимость. Но больше не будет разрешено участвовать в расовой, этнической, религиозной или иной дискриминации, которая запрещена в других контекстах.

Покончить с этим двойным стандартом будет непросто, и, вероятно, одними юристами не удастся. Движение за гражданские права, феминистское движение и движение за права на оружие — все это примеры того, как успешная борьба за усиление защиты конституционных прав обычно требует стратегии, объединяющей судебный процесс с политической мобилизацией.Уроки этой истории могут быть полезны тем, кто стремится положить конец одному из самых вопиющих двойных стандартов в нашей конституционной юриспруденции.

Антииммигрантское движение в США

В 2015 году Дональд Трамп объявил о своем намерении баллотироваться в президенты, и антииммигрантская риторика и повестка дня были вынесены на национальную политическую арену. Во время своей кампании он называл мексиканских иммигрантов насильниками и преступниками и сделал антииммигрантскую риторику частью общенационального разговора, вторя взглядам антииммигрантских групп.Эти группы полностью понимают важность актуализации их идеологий и приветствуют то, что правительство уделяет приоритетное внимание жесткой новой иммиграционной политике, включению антииммигрантских голосов в политику и приглашению антииммигрантских представителей выступить перед Конгрессом.

В 2016 году антииммигрантские группы и активисты снова обратились к кандидату в президенты Трампу, чтобы активизировать свое движение. Во время предвыборной кампании Трамп призвал построить стену вдоль южной границы, поскольку поток мигрантов из Центральной Америки продолжался, утверждая, что он может убедить Мексику заплатить за ее строительство.Он обвинил «политику открытых границ Обамы и Клинтона» в неспособности предотвратить гибель американцев от рук «членов банды нелегальных иммигрантов» и сказал, что депортирует их в свой «первый час пребывания в должности». 90 Некоторая риторика предвыборной кампании Трампа напоминала традиционные антииммигрантские нарративы, обвиняющие мигрантов в совершении преступлений и насилия в Соединенных Штатах.

Влияние выборов 2016 года

Накануне и после победы Трампа на выборах в ноябре 2016 года количество преступлений на почве ненависти в отношении уязвимых групп населения увеличилось.В 2016 году количество преступлений на почве ненависти к мусульманам увеличилось на 19% (307) по сравнению с 2015 годом (257), а количество преступлений на почве ненависти к мусульманам в 2016 году было вдвое больше, чем в 2014 году (154). 91 Преступления на почве ненависти достигли пика в 2016 году, став вторым по величине количеством преступлений на почве ненависти с тех пор, как ФБР начало собирать данные о преступлениях на почве ненависти, уступив только негативной реакции на мусульманское сообщество после терактов 11 сентября 2001 года. . Хотя статистика преступлений на почве ненависти ФБР не категоризирует преступления на почве ненависти строго против иммигрантов, рост антимусульманских инцидентов заслуживает внимания, потому что эти преступления на почве ненависти также часто носят антииммигрантский характер.Например, 14 октября 2016 года власти арестовали трех членов милиции, которые сговорились взорвать жилой комплекс и мечеть сомалийских иммигрантов в Гарден-Сити, штат Канзас. Они планировали атаку на следующий день после президентских выборов 2016 года, чтобы не повредить шансам Трампа на победу. Они хотели вдохновить других напасть на мусульманских иммигрантов, якобы в защиту Конституции США. 92

Хотя растущее число преступлений на почве ненависти, задокументированных ФБР, вызывает тревогу, фактическое число, вероятно, еще больше, поскольку сообщать о таких инцидентах не обязательно.В 2016 году 92 города с населением более 100000 человек либо не предоставили статистику, либо нереалистично сообщили о нулевых инцидентах. 93 Исследование Бюро статистики юстиции (BJS) оценило фактическое количество преступлений на почве ненависти в 250 000 в год с 2004 по 2015 год, 94 по сравнению с чуть более 6000, зарегистрированными ФБР в 2016 году. 95 Еще раньше В связи с недавним всплеском ненависти к иммигрантам, BJS обнаружил, что латиноамериканцы являются особыми целями. BJS обнаружил, что с 2011-2015 гг. Латиноамериканцы (1.3 из 1000) стали жертвами насильственных преступлений на почве ненависти, что почти вдвое превышает уровень неиспаноязычных белых (0,7 из 1000) и почти на 25% больше, чем чернокожих и афроамериканцев (1,0 из 1000). 96 Опрос также показал, что более половины жертв не сообщают в полицию о преступлениях на почве ненависти. 97 Кроме того, только в 7% случаев, доведенных до сведения полиции, следователи подтверждают, что этот акт был преступлением на почве ненависти, несмотря на то, что 99% жертв сообщают о таких случаях, ссылаясь на «преступники», использующие язык ненависти.” 98

После победы Дональда Трампа на президентских выборах количество зарегистрированных преступлений на почве ненависти продолжало расти. По данным некоммерческой организации South Asian Americans Leading Together (SAALT), в период с 8 ноября 2016 года по 7 ноября 2017 года в США было совершено 213 преступлений на почве ненависти против южноазиатских, мусульманских, сикхских, индуистских, ближневосточных и арабских общин. , что значительно больше, чем в предыдущем году (130). 99 Из 213 инцидентов 181 (или 85%) были антимусульманскими.SAALT также зарегистрировал 89 случаев ксенофобской политической риторики, из которых 75% были направлены против мусульман, а остальные 25% были либо антииммигрантскими, либо расистскими. По данным Центра изучения ненависти и экстремизма при Калифорнийском государственном университете в Сан-Бернардино, количество преступлений на почве ненависти, о которых сообщалось правоохранительным органам, выросло на 12,5% в десяти крупнейших городах США в 2017 году. 100 Этот показатель соответствует тенденциям от В предыдущие годы, поскольку 2017 год стал четвертым подряд ежегодным ростом преступлений на почве ненависти, а также самым высоким числом за более чем десятилетие.Одно преступление на почве ненависти против иммигрантов произошло в феврале 2017 года, когда Адам Пуринтон выстрелил в группу индийских мужчин, которые выпивали в баре Канзаса. Пуринтон предположил, что они иранцы, крича, что они должны «убираться из моей страны», прежде чем застрелить одного патрона и ранить двух других. 101

Такие преступления на почве ненависти совпали с введением в действие новой антииммиграционной политики. Одним из первых распоряжений президента Трампа было «Усиление общественной безопасности во внутренних делах Соединенных Штатов», в соответствии с которым федеральные гранты были лишены так называемых «городов-убежищ», муниципальных юрисдикций, которые ограничивают их сотрудничество с федеральным правительством в обеспечении соблюдения федерального законодательства. иммиграционное право. 102 В тот же день — 25 января 2017 года — президент Трамп издал еще один указ под названием «Улучшение безопасности границ и иммиграционного контроля», который был разработан во исполнение его предвыборного обещания по строительству пограничной стены. 103 Двумя днями позже президент Трамп подписал документ «Защита нации от проникновения иностранных террористов в Соединенные Штаты», в соответствии с которым въезд иммигрантов и беженцев из семи стран с преимущественно мусульманским большинством — Сирии, Ирана, Ирака — приостановлен на 90 дней. Ливия, Судан, Йемен и Сомали — и на неопределенный срок приостановили въезд сирийских беженцев. 104 (Президент Обама призвал принять 110 000 беженцев в 2017 г.)

Преступления на почве ненависти продолжаются в 2018 году
Антииммигрантские настроения продолжали усиливаться в 2018 году, и, похоже, некоторые люди получили смелость действовать в соответствии со своими взглядами. Например, 14 июня 2018 года 24-летняя пуэрториканка записала 36-минутное видео, на котором 62-летний мужчина преследует ее за то, что она носит рубашку с изображением пуэрториканского флага.Он много раз подходил к ней, крича, что она не может быть гражданкой США, если она пуэрториканка (несмотря на то, что пуэрториканцам было предоставлено гражданство США в 1917 году). Рядом стоял полицейский, но не вмешивался. 105 Позже этому мужчине было предъявлено обвинение в преступлении на почве ненависти, и полицейский ушел со своей должности после публичной реакции на его бездействие. 106

Мужчина в шляпе «Сделаем Америку снова великой» был обвинен в преступлении на почве ненависти после того, как 20 апреля 2018 года якобы напал на мексиканского иммигранта и столкнул его с рельсов на станции метро в Нью-Йорке.47-летний злоумышленник обвинил жертву в том, что она приехала в Соединенные Штаты, чтобы «занять свою работу», и сказал, что жертва «приносила сюда наркотики». 107 4 июля в Лос-Анджелесе женщина напала на 91-летнего постоянного жителя США мужского пола с кирпичом, крича: «Возвращайся в свою страну». Вскоре после этого несколько молодых людей наступили мужчине на голову, обвинив его в попытке похитить дочь женщины. 108

31 июля, менее чем через месяц после нападения 4 июля, двое мужчин напали на Сурджита Малхи, 50-летнего сикха в тюрбане, недалеко от его дома в Терлоке, Калифорния.Двое нападавших бросили ему в глаза песок, избили его палкой и ремнем и осквернили его имущество, нарисовав распылением «Возвращайся в [так] в свою страну» по всей длине его грузовика. 109 Пострадавший находился в Соединенных Штатах в течение 26 лет после эмиграции из Индии в 1992 году, и в настоящее время является постоянным жителем, известным в своей калифорнийской общине своей политической активностью. 110 Еще одно нападение на иммигрантов в июле 2018 года расследуется как преступление на почве ненависти. На первого латиноамериканского мэра пригорода Сиэтла, штат Вашингтон, напал 62-летний мужчина, который якобы сказал ему: «Мы не позволим вам, латиноамериканским нелегалам, захватить наш город.Мэр, сын незарегистрированных сельскохозяйственных рабочих, управляет городом Бурьен, в котором каждый четвертый житель — латиноамериканец. 111

В то время как нападения с применением насилия часто привлекают наибольшее внимание средств массовой информации, словесные оскорбления с антииммигрантскими настроениями встречаются еще чаще. Благодаря широко распространенной склонности записывать и загружать ненавистные инциденты с помощью мобильных телефонов, нет недостатка в кадрах расистских и ксенофобских тирад в отношении иммигрантов. В мае 2018 года прокурор Нью-Йорка угрожал позвонить в ICE сотруднику ресторана и клиенту, которые разговаривали друг с другом по-испански. 112 Адвокат, который кричал: «Это Америка», ранее утверждал на своем веб-сайте, что он свободно говорит по-испански.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *