Электронный образец выход из узбекского гражданство: Страница не найдена – Генеральное консульство Республики Узбекистан во Франкфурте на Майне

Содержание

 УП-6185-сон 10.03.2021. О внедрении обновленного порядка рассмотрения вопросов гражданства Республики Узбекистан

Место
для фотографии

АНКЕТА

Прошу принять меня в гражданство Республики Узбекистан в общем порядке. О себе сообщаю следующее:

ВОПРОСЫ

ОТВЕТЫ

1. Фамилия, имя, отчество
2. Все ранее присвоенные фамилии, имена, отчества и причина их изменения
3. Дата и место рождения
4. Национальность
5. Образование и специальность по образованию
6. Ученая степень, ученое звание
7. Семейное положение
8. Имели ли ранее гражданство Республики Узбекистан или другого государства, указать, где, когда, на каком основании оно было принято и утрачено
9. Серия и номер вида на жительство, каким органом и когда он был оформлен
10. Когда и где проходили военную службу, воинское звание, сведения из военного удостоверения
11. Привлекались ли к уголовной ответственности до прибытия в Республику Узбекистан, если привлекались, когда, где, по какой причине
12. Дата переезда в Республику Узбекистан и дата регистрации по месту постоянного проживания
13. Цель приезда в Республику Узбекистан
14. Привлекались ли к уголовной ответственности в Республике Узбекистан, если привлекались, когда, где, по какой причине
15. Трудовая деятельность (укажите обучение в учебных заведениях и военную службу):

Месяц и год

Наименование должности, учреждения, организации, предприятия, а также министерства, государственного комитета или ведомства

Адрес места работы

Поступле
ния

Ухода

16. Близкие родственники (родители, братья и сестры, супруг (супруга), дети):

Степень родства и гражданство

Фамилия, имя,
отчество

Дата и место
рождения

Место работы,
должность

Место проживания

(Других близких родственников не имею)

17. Сведения о браке:

Дата заключения или расторжения брака, учреждение, зарегистрировавшее брак, а также серия и номер выданного документа *

Фамилия, имя, отчество супруга (супруги)

Дата и место
рождения

Гражданство

* Если лицо несколько раз регистрировало брак, указывается каждый из них.
18. Сведения о всех адресах проживания в Республике Узбекистан:

Месяц и год

Адреса регистрации по месту постоянного проживания или месту временного пребывания

прибытия

убытия

19. Если вместе с собой просите также принять в гражданство своих несовершеннолетних детей (до 18 лет), укажите их.

Фамилия, имя,
отчество

Дата и место рождения

ВОПРОСЫ

ОТВЕТЫ

20. Домашний адрес и номер телефона

21. Перечислите документы, приложенные к ходатайству

«____» _________________20____г.___________________

(дата заполнения)

(подпись)

______________________________________________________________________________________________________________

(фамилия, имя, отчество ответственного

______________________________________________________________________________________________________________

сотрудника, принявшего документы)

«____» _________________20____г.
(дата приема документов)

подача заявления и необходимые документы

По уровню благосостояния Узбекистан пока еще отстает от европейских государств, а потому неудивительно, что часть его граждан стремится переехать в более развитые и благополучные страны. Немалое количество русскоговорящих жителей республики желает поселиться в России, но чтобы получить российское подданство, необходимо оформить отказ от гражданства Узбекистана. И сделать это не так просто, как может показаться на первый взгляд.

Отказ от гражданства Узбекистана

Рассмотрим подробно, как осуществляется процедура отказа, какие документы понадобятся, и сколько времени это займет.

Куда обращаться заявителю

Содержание материала

По всем миграционным  вопросам, в том числе относящимся к утрате гражданства и отказе от него, жители страны должны обращаться в региональные отделения МВД (ОВИР) по месту своей регистрации. Граждане, временно проживающие за границей, заявление подают в консульские отделы на территории этих стран. В России действует два

консульства Узбекистана: один расположен в Москве, второй – в Новосибирске. Есть такие консульства и в столицах Беларуси, Казахстана, Украины.

Посольство Республики Узбекистан, г. Москва, 2-й Казачий пер., дом 2

Генеральное консульство Узбекистана в Новосибирске

Совет. Для посещения ведомства нужна предварительная запись, и удобнее всего записаться через официальный сайт МИДа республики.

Согласно законодательству Узбекистана, иметь одновременно два гражданства нельзя, поэтому тот, кто претендует на получение гражданства другой страны либо уже его получил, должен в обязательном порядке уведомить власти. В России также двойное гражданство с Узбекистаном не предусмотрено, а потому в обеих странах такие граждане считаются нарушителями и несут административную и уголовную ответственность. Если вы уже оформили все документы на новое подданство, у вас есть один месяц на то, чтобы сообщить об этом в ОВИР или консульство Узбекистана, и обязательно уведомить миграционную службу РФ о наличии второго гражданства.

Процедура отказа от гражданства

Закон предусматривает отказ от гражданства по собственной инициативе гражданина, и процедура такого отказа выглядит следующим образом:

  • заполняется заявление установленного образца и подается в соответствующее ведомство;
  • в назначенный день подаются подготовленные документы;
  • рассмотрев документы, миграционная служба направляет заключение на обсуждение в комиссию, занимающуюся вопросами гражданства;
  • после ознакомления с материалами комиссия выносит решение и направляет его на подпись президенту Узбекистана;
  • подписанный указ публикуется на официальном сайте посольства, и заявитель получает документальное подтверждение прекращения гражданства .

Образец заявления на утрату гражданства Узбекистана

Заявление и документы должны подаваться лично гражданином. Если присутствовать лично нет возможности (на это должны быть очень серьезные причины, подтвержденные официально), допускается подача доверенным лицом, причем доверенность обязательно заверяется у нотариуса.

Другие способы доставки, например, почтой или курьером, не допускаются – такие заявления к рассмотрению не примут.

Перечень документов

Документы перед подачей необходимо заверить у нотариуса. Если есть справки на иностранном языке, переводить их должен лишь лицензированный специалист, и сам перевод тоже нужно нотариально заверить. Все бланки есть на сайте узбекского посольства.

Документы для подачи

Вид документаТребования

Заявление об отказе

Имеет установленный образец, пишется на имя президента республики. В ходатайстве обязательно указывают причину, по которой заявитель желает выйти из гражданства

Анкета-заявление

Бланк стандартного образца, в который вносятся персональные данные заявителя и его близких родственников, проживающих как на территории Узбекистана, так и за его пределами

Автобиография

Пишется в свободной форме.
Подробно указываются все места учебы и работы, данные о браках, информация о членах семьи

Фотография

Изображение цветное, четкое, без посторонних предметов, стандартный размер 45х35 мм, 4 экземпляра

Внутренний паспорт и его копии

Копировать нужно все страницы, подавать 2 экземпляра

Свидетельство о браке

К оригиналу прилагается копия

Заявление от супруги (супруга)

Официальное согласие на выход мужа (жены) из гражданства, при условии, что оба граждане Узбекистана. Подается в 2 экземплярах
Справки об отсутствии задолженностейПредоставляется справка с печатью из ЖЭКа и справка на фирменном бланке из налоговой службы, обязательно в двух экземплярах
Квитанция об оплате госпошлиныПодается вместе с двумя копиями
Опись документовСтандартная форма с подробным указанием предоставленных документов

Еще один пример заявления на выход из гражданства РУ

В республике отсутствует единый список документов, и в каждой области к базовому пакету приходится прилагать дополнительные справки. Уточнять перечень следует у инспектора миграционной службы, которому вы подаете заявление. Учтите также, что все документы необходимо собирать исключительно по месту прописки.

На сайте посольства представлены необходимые образцы заполнения, так что правильно подготовить документы не составит труда. Бланки заполняются на компьютере и распечатываются, но в электронном формате их тоже нужно сохранить на флэшке, чтобы предъявить в консульстве при подаче.

Сохраните заполненные документы в электронном виде и возьмите с собой

Если заявление подается одновременно на взрослого и несовершеннолетнего ребенка, второй из родителей (при условии, что он тоже является гражданином республики) должен дать согласие на это в письменном виде. Если от гражданства отказываются оба родителя, дети возрастом от 14 до 18 лет должны заполнить и подписать согласие на имя президента страны.

Для подачи документов все оригиналы подшиваются в одну папку, копии – в другую, причем складывать их нужно в том же порядке, в каком они указаны в описи.

Документы и копии складывайте в две разные папки

Очень важно, чтобы копии были в формате А4 и высокого качества – это поможет сократить сроки рассмотрения. В случае необходимости сотрудники ведомства могут запрашивать у заявителя дополнительные документы.

Сроки и стоимость

Дела по вопросам гражданства проходят длительное рассмотрение, поэтому ожидать результата придется долго. Согласно прописанным в законе нормам, срок рассмотрения таких ходатайств не должен превышать 12 месяцев со дня подачи, но, как показывает опыт, соблюдаются эти нормы не всегда. Многие ожидают решения по 2 года, а то и больше, причем нет никакой гарантии в положительном результате.

Ждать решения придется минимум год

Стоимость оформления выхода из гражданства зависит от того, куда вы обращаетесь. В консульстве заявитель оплачивает сбор в размере 120 долларов, независимо от статуса, наличия второго гражданства и других факторов. При обращении в ОВИР Узбекистана требуется оплатить госпошлину, сумма которой равняется двум минимальным окладам, действующим на момент обращения.

Дополнительно нужно учесть расходы на заверение материалов у нотариуса и распечатку требуемых копий.

Важно! Если заявителю отказано в прекращении гражданства Узбекистана, уплаченная госпошлина не возвращается.

Причины отказа в прекращении гражданства

Случаи отказа заявителям составляют примерно 15% от общего количества ходатайств. Но и положительный ответ власти страны давать не торопятся, вследствие чего граждане, написавшие заявления, несколько лет остаются де-юре подданными Узбекистана, хотя и проживают постоянно в другой стране. Основной причиной отказа являются невыполненные обязательства, задолженности перед другими гражданами, организациями либо самим государством на момент обращения в ОВИР, а также обвинение по уголовным статьям. Кроме того, получить разрешение на выход из гражданства нельзя, если это противоречит интересам госбезопасности республики.

Нет никакой гарантии, что гражданину разрешат выход из гражданства

После подачи документов

Гражданство Узбекистана прекращается после того, как соответствующий указ будет подписан президентом. Каждый такой указ публикуется на официальных сайтах МВД и посольства, поэтому проверить статус рассмотрения легко можно через интернет, и не тратить время на посещения ведомства.

Через несколько дней после сдачи документов заявителю выдают официальную справку о том, что он является кандидатом на отказ от гражданства и его дело находится на рассмотрении. С этой справкой вы можете оформлять выездную визу, получить гражданство другой страны и беспрепятственно осуществлять въезд обратно в Узбекистан.

Читайте подробную инструкцию в нашей новой статье — «Как быстро получить гражданство РФ».

Визы (ОВИР) для граждан Узбекистана

Следует знать, что отказ от гражданства не влечет за собой потерю прописки. Человек может оставаться на территории республики и продолжать свою деятельность, но для этого следует обратиться в соответствующие ведомства и получить разрешение. Те, кто выписался, могут сразу же оформить временную прописку.

Видео — Отказ от гражданства Узбекистана

В ноябре 2017 г. Хьюман Райтс Вотч взяла интервью у 22 журналистов, редакторов и владельцев СМИ из 17 отдельных местных и международных СМИ или изданий, работающих в Узбекистане. Некоторые из местных торговых точек официально зарегистрированы государством, а другие работают независимо без регистрации.Хьюман Райтс Вотч также взяла интервью у политических обозревателей, правозащитников, юристов и родственников журналистов, работающих за рубежом.

Многие журналисты рассказали Хьюман Райтс Вотч, что свобода прессы при президенте Мирзиёеве немного расширилась, и описали медиа-среду, которая вступила в период перемен. Но все указали на цензуру и страх репрессий со стороны спецслужб как на главный фактор в их работе. Другие указали, что деликатные темы, по которым они теперь могут свободно сообщать, были теми, которые сам президент уже публично прокомментировал.

Первые полтора года президентства Мирзиёева стали свидетелями журналистов и нескольких СМИ, освещающих более политически чувствительные темы, такие как принудительный труд и коррупция. Поскольку 56 процентов населения моложе 30 лет и растет число пользователей мобильного Интернета, как узбекские, так и русскоязычные СМИ переживают период роста и изменений. Хотя медиа-сфера остается под жестким контролем, власти впервые за почти 13 лет начали разблокировать некоторые критически важные новостные сайты, такие как «Голос Америки» и «Радио Свободная Европа», а также появился спонсируемый государством круглосуточный новостной канал «Узбекистан24». в июле 2017 года, даже в нескольких случаях с умеренной критикой экономической и социальной политики Каримова.

Но достижения в области свободы СМИ ограничены. Цензура все еще жива и здорова. Власти продолжают ограничивать СМИ через официальные государственные органы, которые выдают регистрацию СМИ и регулируют журналистскую деятельность, такие как Узбекское агентство печати и информации (УзАПИ) и Национальная ассоциация электронных СМИ (НАЭСМИ). Службы безопасности по-прежнему регулярно запугивают руководителей СМИ и журналистов. И преследования журналистов и других критиков правительства, мирно выражающих критические взгляды, продолжаются.

Хотя правительство при президенте Мирзиёеве освободило из тюрьмы нескольких известных журналистов, в том числе Солиджона Абдурахманова, Мухаммада Бекджанова, Юсуфа Рузимурадова и Дилмурода Саидова, они не освободили других и выдвинули новые политически мотивированные обвинения против автора Нурулло Отаханова. , журналист Бобомурод Абдуллаев, блогер Хаёт Насреддинов и другие лица за мирное осуществление свободы слова.

Продолжающиеся аресты журналистов по неявным обвинениям в экстремизме и других уголовных преступлениях и тяжелая рука вызывающих опасения служб безопасности страны, особенно в отсутствие каких-либо окончательных сигналов со стороны правительства о том, что критическим голосам действительно будет позволено выражать свое мнение, по-прежнему имеют значение. сдерживающий эффект на развитие свободной прессы в Узбекистане, стоящий на пути демонтажа авторитарной политической системы страны.

Если узбекские власти хотят провести реформы, которые приведут Узбекистан в соответствие с нормами прав человека и плюралистическим обществом, основанным на верховенстве закона, свобода слова является необходимым условием. Как указано в более подробных рекомендациях в конце этого отчета, администрация Мирзиёева должна немедленно прекратить цензуру СМИ, освободить заключенных журналистов и предполагаемых критиков правительства, прекратить текущие преследования против них и предоставить эффективный доступ к информации, в том числе онлайн.

Если президент Мирзиёев действительно стремится перейти от эпохи нарушений к эпохе уважения прав человека, он должен дать четкий сигнал о том, что мирная критика политики правительства — будь то журналистами, правозащитниками или верующими — имеет защищенное место в мире. Узбекистан. Власти должны позволять журналистам и обычным гражданам расследовать и открыто обсуждать заявления о нарушениях прав человека и коррупции, совершенных государственными органами в прошлом и настоящем.Кроме того, узбекские власти должны немедленно и безоговорочно освободить всех политических заключенных и активно поощрять развитие независимого гражданского общества.

Во время политических преобразований в Узбекистане Соединенные Штаты (США), Европейский Союз (ЕС) и другие ключевые международные участники должны продолжить принципиальное взаимодействие с Ташкентом, настаивая на конкретных реформах в области прав человека и обуславливая инвестиции, программы развития и помощь. о значительном улучшении прав человека.

Давление на Узбекистан со стороны международных игроков является значительным. Официальные лица Узбекистана признали влияние публичной международной критики на положение Ташкента в мире и перспективы прямых иностранных инвестиций. Они активно развивают более тесные экономические и политические связи с остальным миром. Только в 2017 году Ташкент посетили Верховный комиссар ООН по правам человека Зейд Раад аль-Хусейн, Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш и Специальный докладчик ООН по вопросам свободы религии Ахмед Шахид. Специальный докладчик ООН с 2002 года.Узбекистан более активно участвует в процессе C5 + 1 под руководством США, запросил официальную модернизацию своего Соглашения о партнерстве и сотрудничестве (СПС) с ЕС, а также подписал меморандум о взаимопонимании с Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР). , что привело к открытию странового офиса ЕБРР в Ташкенте.

Что касается свободы СМИ, то международные партнеры Узбекистана, в том числе США и ЕС, должны использовать имеющиеся у них рычаги воздействия на изменения и явно увязать свое участие с конкретными улучшениями, начиная с освобождения журналистов и других предполагаемых критиков в заключении, высылки необоснованных ограничений в сфере СМИ и эффективного прекращения цензуры СМИ.

Хьюман Райтс Вотч много лет проводила исследование ситуации с правами человека в Узбекистане, но это первое исследование, которое ей удалось провести на местах с 2010 года.

В ноябре 2017 г. Хьюман Райтс Вотч взяла интервью у 22 журналистов, редакторов и владельцев СМИ из 17 отдельных местных или международных СМИ или изданий, работающих в Узбекистане. Некоторые из местных торговых точек официально зарегистрированы государством, а другие работают независимо без регистрации.Хьюман Райтс Вотч также взяла интервью у политических обозревателей, правозащитников, юристов и родственников журналистов, работающих за рубежом. Хьюман Райтс Вотч также побеседовала с журналистами, которые освещают Узбекистан из-за пределов страны, в том числе из Германии, Казахстана, Казахстана, Кыргызстана, Российской Федерации, Швеции, Таджикистана, Великобритании и США в Чешской Республике. Последующие интервью и кабинетные исследования также проводились в течение марта 2018 г.

Интервью проводились на английском, русском и узбекском языках исследователями, свободно владеющими тремя языками.Все интервью содержали обсуждение и соглашение об информированном согласии, и респондентов информировали о том, как информация, которой они поделились, будет использоваться в публикациях и пропагандистской деятельности Human Rights Watch.

Хотя используются настоящие имена некоторых респондентов, имена других не разглашаются из соображений их безопасности или по их собственному запросу. Этим респондентам был присвоен псевдоним, состоящий из случайно выбранного имени и последнего инициала, который совпадает с первой буквой имени, e.г., Алишер А. Преемственности псевдонимов с другими отчетами Хьюман Райтс Вотч по Узбекистану нет.

Журналисты, редакторы и владельцы, работающие с различными СМИ внутри страны и за ее пределами, рассказали Хьюман Райтс Вотч, что свобода СМИ в некоторой степени увеличилась за полтора года после того, как Мирзиёев стал президентом. Репортеры сказали Хьюман Райтс Вотч, что они чувствуют себя более свободными в освещении чувствительных к политике тем, в то время как некоторые официальные лица, включая самого президента, были заметно более доступны для журналистов, чем в эпоху Каримова.Но по-прежнему авторитарный характер политической системы, сильное наследие репрессий, продолжающееся преследование журналистов по обвинению в экстремизме и цензура в сфере СМИ продолжают препятствовать развитию свободной прессы.

В ноябре 2017 г., впервые за более чем десять лет, Хьюман Райтс Вотч получила возможность провести исследование в Узбекистане, взяв интервью у сотрудников и владельцев различных СМИ. Некоторые работают для СМИ, официально зарегистрированных в стране.Зарегистрированные торговые точки находятся под надзором различных официальных органов, включая Агентство печати и информации Узбекистана (УзАПИ), и по-прежнему подвергаются жесткой цензуре и долгое время стараются не сообщать о деликатных вопросах. Другие журналисты Хьюман Райтс Вотч связались с представителями СМИ, незарегистрированных и независимых от государства, штаб-квартиры которых часто находятся за пределами Узбекистана. Хьюман Райтс Вотч также побеседовала с журналистами, работающими в международных СМИ, таких как Радио Свободная Европа / Радио Свобода, Би-би-си, Рейтер и другие.Из-за опасений по поводу возможных последствий и мести в отношении их публикаций настоящие имена большинства журналистов, обращавшихся к Хьюман Райтс Вотч, не разглашаются.

Ослабление некоторых ограничений

Поскольку Узбекистан открывается после длительного периода изоляции, а использование Интернета неуклонно растет, медиа-среда страны находится в периоде роста, изменений, с повышенным спросом и конкуренцией. В последние годы появилось много новых изданий на узбекском и русском языках.В то же время более авторитетные торговые точки расширяют и обновляют свои стратегии. Некоторые из самых популярных зарегистрированных новостных агентств Узбекистана включают gazeta.uz (узбекский и русский), kun.uz (узбекский), podrobno.uz (русский), daryo.uz (узбекский).

Журналисты как зарегистрированных, так и независимых СМИ сообщили Хьюман Райтс Вотч, что теперь они могут писать на политически острые темы или вести журналистскую деятельность так, что до недавнего времени их немедленно арестовали.Один независимый репортер международного издания, который писал об андижанской резне еще в 2005 году, описал резкую разницу:

Раньше меня считали врагом государства — шпионом враждебных западных держав. При Мирзиёеве журналисты начали постепенно приходить в себя, гораздо более критически описывая правительство, экономику, общество и уголовное правосудие.

Этот репортер сослался на возросшую, но все еще периодическую деятельность Международного пресс-клуба страны, который проводил пресс-конференции с общественными деятелями за последний год, как свидетельство нового оживления в журналистской сфере.

Мирзиёев призвал чиновников стать более доступными и призвал их взаимодействовать с гражданами в социальных сетях. Владелец популярного русскоязычного сайта сказал Хьюман Райтс Вотч: «За последний год ситуация определенно стала свободнее. Кроме того, наш веб-сайт теперь конкурирует с большей группой других СМИ, которые пишут больше критических материалов, чем мы в предыдущие годы ».

Kun.uz , ежедневный онлайн-источник новостей на узбекском языке, быстро завоевавший репутацию источника более критических репортажей, публикует истории о должностных лицах, заставляющих работников государственного сектора и студентов собирать хлопок во время сбора хлопка.Он также разместил и широко распространял видеозаписи губернаторов, которые были тайно записаны, ругая своих подчиненных, оскорбляя граждан или участвующих в коррупции. Такие репортажи были бы немыслимы при Каримове.

Несколько независимых журналистов, ведущих собственные сайты или работающие в СМИ, расположенных за пределами Узбекистана, аналогичным образом рассказали Хьюман Райтс Вотч, что они подверглись немного меньшему контролю со стороны служб безопасности, чем раньше, и могут заниматься более широким кругом критических тем, таких как коррупция и тактика борьбы с терроризмом.

Редактор рассказал Хьюман Райтс Вотч о несколько более свободной обстановке в стране для журналистов, добавив, что репортерское освещение официальных мероприятий стало проще: «Ряд корреспондентов были приглашены для освещения крупной международной конференции в Самарканде в ноябре. Впервые с тех пор, как я начал ходить в такие места, мы могли принести свои мобильные телефоны и свободно делать собственные фотографии. Раньше протоколы безопасности были более строгими ».

В январе 2018 года кун.uz сообщил, что узбекское государственное телевидение, которое называется «Маданият и мааруфат» («Культура и просвещение»), назначило редактором телеканала ранее находившегося в заключении журналиста и религиозного мыслителя Хайрулло Хамидова, который провел пять лет в тюрьме по обвинению в экстремизме. программирование. Такое назначение также было немыслимо во время правления авторитарного президента Ислама Каримова. В феврале узбекоязычное издание sof.uz опубликовало интервью с Навбахор Имамовой, ведущим телеведущим узбекской службы «Голос Америки», в котором была дана критическая оценка усилий правительства Узбекистана по работе со СМИ.До недавнего времени средства массовой информации, базирующиеся в Узбекистане, не могли выступать с критическими или независимыми голосами, особенно на Западе.

Освобождение некоторых незаконно заключенных журналистов, критиков

С сентября 2016 года администрация Мирзиёева освободила не менее 20 человек, лишенных свободы по политически мотивированным обвинениям. Среди освобожденных — девять журналистов: Солиджон Абдурахманов, Мухаммад Бекджанов, Ботирбек Эшкузиев, Бахром Ибрагимов, Даврон Кабилов, Юсуф Рузимурадов, Дилмурод Саидов, Даврон Тоджиев и Равшанбек Вафоев.Рузимурадов, 60 лет, находящийся в заключении с 1999 года и один из самых длительных заключенных журналистов в мире, был освобожден 22 февраля 2018 года. Рузимурадов, известный своей работой в оппозиционной газете Erk (Свобода), был похищен из Украины и подвергнут пыткам. быть осужденным по ложным обвинениям. Он давно болел туберкулезом.

В марте 2017 года власти освободили Джамшида Каримова, независимого журналиста и племянника Ислама Каримова, из принудительного психиатрического лечения.Количество освобожденных заключенных за последние полтора года резко контрастирует с одним или двумя заключенными, освобождаемыми в среднем каждый год во время правления Каримова. Это сигнализирует о надежде, что узбекское правительство сможет перейти к освобождению тысяч заключенных в стране, тюремное заключение которых явилось результатом мирного осуществления защищенных основных прав или было политически мотивированным.

Барьеры цензуры, самоцензуры и аккредитации

Несмотря на эти улучшения и открытые заявления администрации Мирзиёева о поддержке свободной прессы, цензура и страх по-прежнему широко распространены в СМИ.Запугивание журналистов со стороны служб безопасности и полиции продолжается. Значительная часть тона и тематики статей, публикуемых в Узбекистане, все еще подлежит цензуре.

Журналисты, за редким исключением, заявили Хьюман Райтс Вотч, что они по-прежнему опасаются профессиональных последствий, если они превышают пределы терпимости государства к критическому выражению, пределы, которые не были ясны. Это приводит к самоцензуре. Один из профессионалов СМИ сказал Хьюман Райтс Вотч: «Никогда не знаешь, где находится эта красная линия, которую нельзя пересечь, поэтому лучше держаться от нее подальше.”

Другой журналист сказал:

Несмотря на то, что после избрания Мирзиёева появляется больше критических историй, цензура и самоцензура по-прежнему остаются серьезными проблемами. Журналисты боятся. Например, освещая некоторые международные проблемы, мы можем брать интервью у официальных лиц и международных экспертов, которые находятся здесь с официальными визитами, но помимо этого … мы должны быть осторожны. Пока никто не знает, где границы.

Примером ограничений свободы прессы в Узбекистане, добровольно или добровольно, является интервью популярному русскоязычному сайту Подробно.uz , проведенного совместно с Хьюман Райтс Вотч в ноябре 2017 г. о ее работе в Узбекистане. Примечательно, что официально зарегистрированное СМИ будет освещать работу независимой правозащитной группы — то, что не появлялось в государственных СМИ Узбекистана в течение 12 или более лет. Но полученное в результате интервью подверглось жесткой цензуре, в том числе только положительные отзывы Хьюман Райтс Вотч об изменениях, происходящих в стране, таких как освобождение политических заключенных. В статье опущены все критические заявления об арестах журналистов, пытках, принудительном труде и продолжающихся ограничениях в отношении гражданского общества.

Различные журналисты, редакторы и владельцы СМИ рассказали Хьюман Райтс Вотч, что к каждому СМИ в Узбекистане назначается хотя бы один сотрудник СНБ, обычно называемый «куратором», который отвечает за мониторинг всего, что публикует издание, и обеспечение сохранности отчетов. в пределах определенных параметров. «Вы можете не видеть и не слышать о них, но вы знаете, что они всегда рядом», — сказал один из владельцев зарегистрированного издания. «Две темы, от которых мы всегда должны держаться подальше: семья [нынешнего президента] и СНБ.”

Другие журналисты из зарегистрированных изданий упомянули, что УзАПИ, орган, обеспечивающий регистрацию и аккредитацию журналистских изданий, по-прежнему обладает огромной властью над профессией. Для многих недавний опыт с цензурой и угрозами закрытия, в эпоху Каримова, по-прежнему является критерием того, как они проводят свою работу.

Одно русскоязычное издание сообщило Хьюман Райтс Вотч, что незадолго до смерти Каримова Центральный банк Узбекистана как минимум дважды выступал с угрозами с требованием закрыть точку после того, как опубликовал серию статей о черном рынке узбекской валюты.

Банк связался с нашим сервером доменных имен и потребовал закрыть наш веб-сайт, если мы немедленно не удалим материал, что мы и сделали, чтобы выжить и избежать дорогостоящего судебного процесса о диффамации.

Только в ноябре 2017 года полиция временно задержала и допросила нескольких журналистов, работающих на независимые СМИ, об их деятельности, в том числе репортера Сида Янишева, за которым по-прежнему ведется постоянное полицейское наблюдение. Три фотографа-фрилансера рассказали Хьюман Райтс Вотч, что они были задержаны 2 ноября при попытке собрать дополнительную информацию о проживающих в Ташкенте родственниках Сайфулло Саипова, гражданина Узбекистана, арестованного властями США после якобы совершенного в Нью-Йорке террористического акта. Город.

Мы пошли к чиновникам районного комитета в Ташкенте, чтобы узнать, где находится дом родственников Саипова. Как только они поняли, зачем мы пришли, несколько полицейских схватили нас и затолкали в машину. Они начали водить нас в полицию, говоря, что собираются преподать нам урок, но позже им позвонили, чтобы нас освободили.

Несколько журналистов также отметили, что доступ СМИ к официальным пресс-конференциям и правительственным чиновникам остается ограниченным.

Хотя Узбекистан является самой большой страной в Центральной Азии с населением более 32 миллионов человек, только 41 иностранный корреспондент, представляющий в основном государственные информационные агентства из 10 стран, имел аккредитацию в Министерстве иностранных дел по состоянию на январь 2018 года, согласно опубликованному списку. на официальной странице министерства.

Но наличие такой аккредитации на практике мало что значит для репортеров, стремящихся освещать мероприятия правительства Узбекистана. Это связано с тем, что отдельные правительственные учреждения имеют свои собственные процедуры аккредитации, и многие журналисты не могут получить все необходимые полномочия для доступа к определенным правительственным пресс-конференциям.Несколько журналистов рассказали Хьюман Райтс Вотч, что многие государственные органы по-прежнему отказывают в аккредитации западным СМИ, которые в прошлом выступали с критическими или независимыми репортажами об Узбекистане.

Репортер международного издания, аккредитованного в Узбекистане, жаловался, что, несмотря на аккредитацию в МИД, он не может присутствовать на пресс-конференциях, организованных правоохранительными органами, и не получал приглашения на многочисленные резонансные мероприятия из-за документов, подтверждающих право посещения. из МВД.

Власти разрешили нескольким репортерам международных изданий, таких как Wall Street Journal , Financial Times , New York Times и Diplomat , приехать в Узбекистан с короткими репортажными поездками. Но они продвинулись медленнее, чтобы смягчить процедуры аккредитации или восстановить службы новостей для тех СМИ, которые ранее вели репортажи из Узбекистана. Например, в июне 2017 года правительство объявило, что узбекской службе BBC будет разрешено разместить корреспондента в Ташкенте.Но на момент написания этой статьи, более девяти месяцев спустя, аккредитация BBC все еще не выдана.

Интернет в Узбекистане по-прежнему подвергается жесткой цензуре, доступ ко многим критически важным веб-сайтам заблокирован, в том числе к независимым СМИ, таким как Fergana News , узбекской службе Radio Free Europe и другим источникам новостей.

Дело Джасурбека Ибрагимова и задержание активистов Ирины Зайдман и Марии Леглер

Одним из случаев, который подчеркивает некоторые изменения и ограничения в медиа-ландшафте Узбекистана, является смерть 17-летнего студента Джасурбека Ибрагимова в мае 2017 года после того, как он был жестоко избит в предыдущем месяце.Ибрагимов учился в Ташкентском медицинском колледже, когда он был убит, как утверждается, шестью другими студентами, которые издевались над ним. Студенты также якобы хвастались после избиения, что уклонятся от правосудия, потому что их родители были юристами, которые могли подкупить следователей.

Мать Ибрагимова написала открытое письмо президенту с просьбой о правосудии, и дело стало вирусным, вызвав общественный резонанс, редко наблюдаемый в Узбекистане. Сочувствие к призыву матери и обеспокоенность по поводу предполагаемой безнаказанности вокруг убийства взбудоражили узбекское общество, в том числе журналистов, и началась массовая кампания по привлечению его убийц к ответственности.Журналисты и активисты гражданского общества распространили петиции о справедливости для Ибрагимова. Такие агентства, как Kun.uz , освещали ход расследования и судебного процесса.

В июне активисты и журналисты организовали акцию протеста в ташкентском парке Бобура для сбора подписей под петицией «Наказать виновных в смерти Джасурбека Ибрагимова». Около 100 человек собрались на мирную акцию протеста — что-то неслыханное для страны, где любой, кто осмелился участвовать в публичных демонстрациях, мог быть задержан.

Несколько журналистов рассказали Хьюман Райтс Вотч, что беспрецедентное освещение процесса в СМИ и публичные митинги продемонстрировали, что журналистика продвинулась вперед в мирзиёевский период. В то время как массовые организации вокруг убийства и всестороннее освещение в СМИ представляли собой позитивный шаг, другие действия властей продемонстрировали приверженность старой жесткой тактике борьбы с критикой. В ноябре власти арестовали двух главных организаторов июньской демонстрации в парке Бобура, Ирину Зайдман и Марию Леглер.После вызова Зайдман на допрос и обыск в ее квартире 15 ноября суд приговорил ее к 15 суткам административного задержания по статье 201 (нарушение порядка организации, проведения собраний, митингов, уличных шествий или демонстраций) и статье 202 (создание условий для проведение несанкционированных митингов, митингов, уличных шествий и демонстраций) Административного кодекса Республики Узбекистан. 10 ноября Леглер получил 10 суток ареста по статьям 201 и 202, а также 202-1 (отказ от участия в деятельности незаконных негосударственных некоммерческих организаций, течений, сект) Административного кодекса Республики Узбекистан.

Аресты активистов освещались в основном независимыми СМИ, расположенными за пределами страны, такими как Fergana News , которое все еще заблокировано в Узбекистане.

Несмотря на то, что после прихода Мирзиёева к власти произошла позитивная и приветствуемая волна освобождений журналистов и критиков, в конце 2017 и начале 2018 года произошли новые аресты журналистов, писателей и других критиков по политически мотивированным обвинениям. ставят под сомнение надежды на то, что администрация Мирзиёева существенно изменила политику правительства или намерена уважать и защищать свободу слова.

Пытки Бобомурода Абдуллаева и Хаота Насреддинова, задержание Акрома Маликова

27 сентября 2017 года в Ташкенте спецслужбы задержали независимого журналиста Бобомурода Абдуллаева по обвинению в «заговоре с целью свержения конституционного режима» по статье 159 (4) Уголовного кодекса Узбекистана, которая предусматривает до 20 лет лишения свободы. Независимый репортер, Абдуллаев работал корреспондентом Fergana News и Института освещения войны и мира (IWPR), а также других изданий.

Абдуллаев подвергался пыткам и жестокому обращению во время содержания под стражей. Службы безопасности также отказали ему в праве на адвоката по его выбору и ограничили свидания с членами семьи. Жена Абдуллаева Куттикиз Балхибаева рассказала Хьюман Райтс Вотч о своей первой встрече с мужем после его задержания:

Когда я впервые встретила своего мужа в октябре [в СИЗО СНБ Гвардейская], я принесла ему теплую одежду.Детектив Нодир Туракулов, начальник следственного отдела СНБ, сказал мне, что мне лучше не давать интервью журналистам и ни с кем не говорить по этому делу. Когда я увидела своего мужа, мы были окружены пятью сотрудниками СНБ и не могли свободно говорить. Он посмотрел на меня, остановился, а затем сказал мне не разговаривать с прессой и нанимать адвоката. Тогда офицер СНБ сказал мне, что, если я с кем-нибудь поговорим об этом, «это будет очень плохо для Бобомурода».

Во время встреч с родственниками в январе Абдуллаев сказал им, что подвергался жестокому обращению и пыткам со дня ареста.Он сказал, что в день ареста к нему подошли четыре сотрудника СНБ возле его дома в Ташкенте, не объяснив, что они намеревались его арестовать, и не предъявив никаких документов. Когда они подошли, он спросил: «Что случилось?» и начал сопротивляться. Затем мужчины надели ему на голову мешок, били по всему телу и затолкали в машину. Абдуллаев сообщил, что свидетелями похищения были близлежащие жители.

Абдуллаев также сообщил своим родственникам, что в первые дни после ареста его три дня держали в морозильной камере голым.Позже его заставили стоять шесть дней и ночей и не давали спать. Он сказал, что ему не давали ничего есть в течение пяти дней и давали пищу только после того, как он потерял сознание от истощения. Сотрудники СНБ приказали другим заключенным бить его пластиковой трубкой по левой руке и спине. Когда после нескольких дней избиений Абдуллаев умолял сокамерников перейти к избиению его правой рукой, а не левой, они ответили: «Вам нужна правая рука, чтобы подписать признание!» и продолжал бить его по левой руке.

Абдуллаев также сообщил своему адвокату, что сотрудники СНБ приказали сокамерникам бить его компьютерным шнуром по спине и голове. Заключенные называли шнур «напоминанием» ( eslatma на узбекском языке) и били его, когда он отказывался подписать определенные документы.

Он сказал, что сотрудники СНБ несколько раз отказывали ему в еде и угрожали уничтожить его и его семью, в том числе изнасиловав его дочь и заключив в тюрьму его жену. Он сказал, что его неоднократно привязывали по несколько часов к кровати в камере.

После того, как семья рассказала правозащитным группам об утверждениях о пытках в январе, и СМИ начали сообщать о них, правительство отстранило от должности двух ключевых сотрудников СНБ, причастных к злоупотреблениям. Этим двоим сказали не покидать город до завершения расследования, и в настоящее время им предъявлены обвинения в злоупотреблении властью.

Сотрудники СНБ также запугали первого адвоката Абдуллаева и не позволили ей встретиться с ним, сказали родственники. В ноябре Абдуллаев нанял Сергея Майорова, адвоката-правозащитника, которому разрешили встретиться с ним 14 декабря в присутствии следователя СНБ, курировавшего это дело.Через восемь дней сыщик СНБ вызвал Майорова. Охранники СНБ привели Абдуллаева, который сказал в их присутствии, что решил уволить Майорова и будет представлен назначенным государством адвокатом. Сотрудник СНБ показал Майорову заявление, якобы подписанное Абдуллаевым 10 днями ранее, о его увольнении. Прежде чем его заставили уйти, Майоров спросил, продлевалось ли предварительное заключение Абдуллаева, на какой срок и когда будет завершено расследование. Сотрудник СНБ отказался отвечать.

На следующей встрече с женой в том же месяце Абдуллаев попросил ее передать Майорову, что он по-прежнему хочет, чтобы он выступал в качестве его адвоката на суде. Майорову и другому адвокату наконец разрешили встретиться с Абдуллаевым в начале марта и представлять его интересы в суде. 7 марта, в первый день судебного заседания, судья по делу удовлетворил ходатайство Майорова о проведении судебно-медицинской экспертизы его подзащитного в связи с утверждениями о пытках.

Власти обвиняют Абдуллаева в написании «экстремистских» статей и в участии в заговоре с целью свержения правительства вместе с Хаем Насреддиновым, известным экономистом и блоггером, Акромом Маликовым, академиком, и другими.

Власти арестовали Насреддинова примерно 20 октября 2017 года. Насреддинову также грозит до 20 лет лишения свободы по обвинению в экстремизме (статья 159 (4)). Как и в случае с Абдуллаевым, Насреддинов содержался в следственном изоляторе СНБ в Ташкенте. 7 марта, в первый день суда, его адвокат сообщил, что его подзащитного также подвергали пыткам в СНБ.

Маликов, научный сотрудник Института ремесел Академии наук Узбекистана, был задержан в июле 2016 года по обвинению в экстремизме за якобы написание статей для оппозиционного Народного движения Узбекистана под псевдонимом.Будучи осужденным по обвинению, он отбывает шестилетний срок в Навоийской тюрьме и находился за решеткой в ​​то время, когда Абдуллаев и Насреддинов были арестованы более года спустя.

За последние 15 лет Специальный докладчик ООН по пыткам, Комитет ООН против пыток, Комитет ООН по правам человека, Государственный департамент США и Европейский суд по правам человека в ряде своих постановлений и ряде национальные и международные правозащитные группы пришли к выводу, что в тюрьмах и местах содержания под стражей Узбекистана широко распространены пытки.

30 ноября президент Шавкат Мирзиёев подписал указ, запрещающий судам использовать доказательства, полученные с помощью пыток, и запрещающий судебные решения, основанные на каких-либо доказательствах, не подтвержденных в ходе судебного разбирательства. Постановление, которое должно было вступить в силу в марте 2018 года, гласит, что прокуратура должна будет проверить, было ли оказано физическое или психологическое давление на обвиняемого или его родственников. В случае исполнения указ может помочь предотвратить пытки и другие виды жестокого обращения в местах содержания под стражей в Узбекистане.

Дело Нурулло Отаханова (Нурулло Мухаммад Рауфхон)

27 сентября, в день ареста Абдуллаева, полиция также задержала известного узбекского писателя Нурулло Отаханова (он же Нурулло Мухуммад Рауфхон) в международном аэропорту Ташкента после того, как он прибыл из Турции после двух лет изгнания. Отаханов был обвинен в экстремизме за его роман Bu Kunlar (Эти дни), в котором критикуется Каримов и исследуются различные критические темы в узбекском обществе.После протестов по поводу его задержания 1 октября Отаханов был помещен под домашний арест, но обвинения ему по-прежнему предъявляются.

Отаханов входил в группу политических ссыльных, которых летом 2017 года власти объявили исключенными из государственного «черного списка», призывая их вернуться в Узбекистан. Отаханов сообщил Хьюман Райтс Вотч, что в мае 2017 г. власти возбудили против него уголовное дело, но 20 августа его жена была официально вызвана в местную администрацию Ташкента и сообщила, что ее мужа больше не занесено в черный список и что она должна чувствовать себя в безопасности. страна.

«Это был праздник, — сказал Отаханов. «Там было как минимум три чиновника, и они поздравляли мою жену с этим решением в присутствии большой группы людей. Мы так надеялись, что я решил, что должен немедленно вернуться домой ».

После ареста Отаханова комиссия Узбекского агентства печати и телекоммуникаций вынесла два постановления, в которых его 650-страничный роман был назван «экстремистским». Источники в комиссии сообщили Отаханову, что на находку экстремизма было оказано прямое давление со стороны СНБ.Отаханов называет выводы комиссии «смехотворными».

Моя книга — политико-социологический роман с элементами художественной литературы, рассказывающий историю всего периода Каримова. В нем исследуются взрывы в феврале 1999 года, которые режим Каримова использовал для оправдания массовых репрессий. Я также писал о состоянии [политической] оппозиции и об андижанской резне.

Говоря о свободе слова в узбекском обществе, Отаханов добавил, что многие в Узбекистане все еще очень чахлые в своей готовности обсуждать спорные идеи и что сдерживающий эффект прошлых репрессий по-прежнему ощущается над многими писателями и журналистами:

Хотя в узбекском мире социальных сетей есть некоторые следы свободы слова, нам нужно гораздо больше.Чтобы создать новое общество, нам нужно новое мышление. Старая гвардия думает по-старому. Он не хочет уступать место новому поколению.

Более ранняя работа Отаханова, Я против лжи! , опубликованный в апреле 2016 года, также был запрещен. Отаханову, который все еще находится под домашним арестом, грозит суд и тюремное заключение по обвинению в экстремизме, но с ноября ничего не известно от властей о статусе расследования.

Судебное преследование других критиков

Недавно было вынесено несколько обвинительных приговоров, а также продолжающееся судебное преследование также подрывают надежды на то, что новое правительство выполнит свои обязательства по уважению и защите свободы слова.

Дело Андрея Кубатина

В декабре 2017 года Ташкентский военный суд признал узбекского академика Андрея Кубатина виновным в государственной измене (ст. 157 Уголовного кодекса Узбекистана) и приговорил его к 11 годам лишения свободы. Обвинения в государственной измене против Кубатина, старшего преподавателя Ташкентского государственного института востоковедения и специалиста по Центральной Азии, Ирану и тюркским народам и истории, основаны на утверждениях о том, что он отправил отсканированные копии редких академических рукописей группе иностранных ученых. Турция и другие страны.После осуждения Кубатин через свою жену публично обратился к Уполномоченному по правам человека Узбекистана с просьбой вмешаться в это дело, а 21 февраля — группе из 50 известных ученых из США, России, Великобритании, Турции, Болгарии и других стран. Германия написала открытое письмо на имя президента Мирзиёева, призывая его лично помиловать г-на Кубатина. В письме говорилось, что Кубатин не имел доступа к государственной тайне и участвовал в обычном образовательном обмене, делясь рукописями с зарубежными научными учреждениями.Открытое письмо было широко распространено и обсуждено многими узбекскими пользователями на Facebook.

Дело Аббаса Насретдинова

21 февраля 2018 года в Наманганском городском суде состоялось слушание по делу о «оскорблении» и «клевете», предъявленных местными властями 59-летнему Аббасу Насретдинову в связи с критическими замечаниями, которые он опубликовал на своей странице в Facebook о бывшем президенте Узбекистана Исламе. Каримов, его дочери Гульнара и Лола Каримовы, а также нынешний премьер-министр Абдулла Арипов. Насретдинов сообщил независимому СМИ AsiaTerra , что, по его мнению, обвинения связаны с критическими статьями, которые он разместил на своей странице в узбекском переводе, включая его комментарий «Арипов кецин!» ( Арипов должен оставить !), О чем бывший друг сообщил местным спецслужбам.В случае признания виновным Насретдинова могут принудить к уплате штрафа в размере около 1260 долларов, что в 20-60 раз превышает минимальную месячную зарплату. 23 февраля суд вернул дело на дополнительное расследование, но отказался закрыть дело. То, как суд рассмотрит это дело, может иметь серьезные последствия для выражения мнений в Интернете и использования социальных сетей в Узбекистане.

Дело Мусаджона Бабаджанова

Также в феврале Кувинский районный суд Ферганской области открыл судебный процесс против правозащитника Мусаджона Бабаджанова по обвинению в «религиозном экстремизме».Бабаджанов является андижанским региональным представителем независимой правозащитной группы «Эзгулик» (Сострадание). Власти предъявили Бабаджанову и его родственнику обвинения в «создании или участии в религиозно-экстремистской, сепаратистской, фундаменталистской или другой запрещенной организации» по статье 244 (1) Уголовного кодекса Узбекистана. Полиция провела обыск в компьютере Бабаджанова в октябре 2017 года и утверждала, что обнаружила главы ( суры ) Корана, которые они сочли «экстремистскими» на основании так называемого экспертного анализа.Если Бабаджанов будет признан виновным, ему может грозить до 10 лет лишения свободы.

Долгосрочное лишение свободы журналиста Гайрата Михлибоева

Гайрат Михлибоев, 38 лет, известный журналист, писавший для газет Respublika , Hurriyat и Vatanparvar до своего ареста в июле 2002 года по сфабрикованному обвинению в экстремизме. Во время суда над Михлибоевым его брат Аслиддин рассказал местному активисту, что сотрудники СНБ пытали его брата во время предварительного заключения, в том числе били его по ногам бутылками с водой.В 2007 году приговор Михлибоеву был продлен на пять лет за якобы «нарушение тюремных правил». Хотя он должен был быть освобожден в 2012 году, власти, судя по всему, произвольно продлили ему тюремный срок. Родственники Михлибоева сообщили местной правозащитной группе «Эзгулик», что тюремные охранники неоднократно пытали его и что, по их мнению, его жизнь находится в опасности.

У Михлибоева проблемы со здоровьем, которые усугубились во время содержания под стражей, и его следует немедленно и безоговорочно освободить.Его продолжающееся тюремное заключение вместе со многими другими осужденными по сомнительным обвинениям в экстремизме подрывает позитивные шаги, предпринятые правительством Узбекистана для ослабления ограничений в сфере СМИ.

Для выполнения своих международных обязательств в области прав человека и свободы выражения мнения
правительству Узбекистана следует:
  • Снять все необоснованные ограничения права людей в Узбекистане свободно получать и распространять информацию и выражать критические мнения, в том числе в Интернете;
  • Отменить все меры, направленные на прекращение публичных дебатов, и обеспечить, чтобы любые ограничения свободы слова могли быть наложены только независимым судебным органом, как это предусмотрено законом, в индивидуальном порядке после оценки того, что выступление является подлинным и подлинным. непосредственная угроза общественной или личной безопасности; любые ограничения должны быть строго необходимыми, соразмерными и недискриминационными;
  • Обеспечить, чтобы усилия правительства Узбекистана по контролю за выражением мнений в Интернете не нарушали международные обязательства Узбекистана в области прав человека, включая обязательство уважать, продвигать и защищать свободу слова как в Интернете, так и вне его.Власти должны немедленно прекратить чрезмерно широкую блокировку веб-сайтов;
  • Прекратить политическую цензуру и обеспечить, чтобы ограничения распространялись только на информацию с законно опасным и незаконным содержанием, а не на личные взгляды и мнения;
  • Немедленно прекратить преследование, запугивание и политически мотивированное преследование журналистов, в том числе по сфабрикованным обвинениям в «экстремизме». Гарантировать, что СМИ могут действовать свободно и выражать множество взглядов, даже если они не поддерживают все действия правительства;
  • Незамедлительно принять меры для обеспечения соблюдения абсолютного запрета на пытки и жестокое обращение со всеми задержанными.Расследовать и привлекать к ответственности лиц, виновных в пытках или другом жестоком обращении с заключенными и других нарушениях основных прав на надлежащую правовую процедуру;
  • Немедленно и безоговорочно освободить всех незаконно заключенных в тюрьму журналистов, в том числе Бобомурода Абдуллаева, Акрома Маликова, Гайрата Михлибоева, Хаота Насреддинова и всех других, задержанных по политически мотивированным обвинениям; отменить уголовные приговоры или снять все обвинения с лиц, которые были необоснованно привлечены к ответственности в соответствии с антиэкстремистским законодательством и другими обвинениями, связанными с мирным выражением мнений, включая Аббаса Насретдинова, Нурулло Отаханова, Марию Леглер и Ирину Зайдман;
  • Разрешить местным и международным СМИ, включая те, которые ранее были вынуждены прекратить работу в Узбекистане, регистрироваться и предоставлять аккредитацию иностранным журналистам; упростить и упростить процесс аккредитации журналистов отдельными государственными органами Узбекистана;
  • Разрешить специальному докладчику ООН по свободе выражения мнения, рабочей группе ООН по произвольным задержаниям и другим соответствующим экспертам по правам человека совершить официальные визиты в страну.
Хьюман Райтс Вотч призывает
международных партнеров Узбекистана, , сделать следующее:
  • США, ЕС и страны-члены ЕС должны продолжать выражать свою озабоченность ситуацией с правами человека и свободой СМИ в Узбекистане как публично, так и в частном порядке, в том числе на любых двусторонних встречах на высоком уровне, и призвать правительство Узбекистана взять на себя обязательство графику конкретных реформ для выполнения своих обязательств в области прав человека;
  • США должны призвать правительство Узбекистана освободить всех лиц, лишенных свободы по политически мотивированным обвинениям, упростить процедуры регистрации средств массовой информации и аккредитации журналистов и положить конец цензуре; он должен поднимать эти и другие насущные проблемы прав человека при каждой возможности американо-узбекского диалога, включая, но не ограничиваясь, ежегодные двусторонние консультации между США и Узбекистаном, делая общедоступными конкретные поднятые вопросы и конкретные шаги, которые правительство Узбекистана должно предпринять для решения США беспокоят в этой области.США также должны обусловливать всю помощь в сфере безопасности, включая прямую военную помощь, узбекскому правительству измеримым улучшением прав человека, включая освобождение всех лиц, лишенных свободы по политически мотивированным обвинениям, очевидные меры по прекращению пыток и снятие необоснованных ограничений. цензура средств массовой информации, а также использование Закона Магнитского для выявления и привлечения к ответственности узбекских должностных лиц, ответственных за вопиющие нарушения прав человека;
  • ЕС должен напомнить Узбекистану о его обязательствах в качестве страны-бенефициара Всеобщей системы преференций (ВСП) ЕС для обеспечения полного соблюдения положений Международного пакта о гражданских и политических правах (МПГПП) и увязать начало переговоров с усовершенствовал двустороннее всеобъемлющее соглашение с Узбекистаном до выполнения критериев в области прав человека, включая очевидные меры по прекращению пыток, освобождение всех журналистов, активистов и правозащитников за решеткой по политически мотивированным причинам, прекращение необоснованных ограничений и цензуры в СМИ, и приглашение специального докладчика ООН по свободе выражения мнений.
Многосторонним банкам развития
  • ЕБРР должен обеспечить, чтобы в его будущей страновой стратегии по Узбекистану были определены подробные и конкретные ориентиры, касающиеся прав человека, в частности, в отношении свободы СМИ и свободного функционирования независимых групп гражданского общества, а также того, что кредитование государственного сектора узбекской Правительство связано с соблюдением правительством этих критериев.
  • Группа Всемирного банка и Азиатский банк развития должны признать, что угрозы свободе СМИ подрывают гражданское участие, социальную подотчетность и общественные дискуссии, и подчеркивать важность создания благоприятных условий для гражданского общества для устойчивого развития.Им следует поддерживать реформы посредством дипломатического взаимодействия и своих программ с правительством Узбекистана.

Этот отчет был исследован и написан Стивом Свердлоу, исследователем Отделения Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии.

Стив Свердлоу провел интервью для доклада. Виктория Ким, старший координатор отдела Европы и Центральной Азии, также провела несколько интервью для этого отчета.

Отчет был отредактирован Хью Уильямсоном, директором отдела Европы и Центральной Азии, и Томом Портеусом, заместителем директора программы в Программном офисе.Филипп Дам, директор по адвокации отдела Европы и Центральной Азии, рассмотрел и прокомментировал резюме и рекомендации. Правовую проверку провела старший юрисконсульт Хьюман Райтс Вотч Айслинг Рейди.

Производственную помощь оказали Екатерина Пилишвили, юрист отдела Европы и Центральной Азии, Ребекка Ром-Франк, координатор фотографий и публикаций, и Фицрой Хепкинс, административный менеджер.

Хьюман Райтс Вотч выражает глубокую благодарность журналистам и другим людям, которые согласились поделиться с нами своим опытом.Этот отчет посвящен их мужеству, поскольку они продолжают работать над продвижением свободы слова, средств массовой информации и выражения мнений в Узбекистане.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *